Муж и жена обедают жена проливает на себя борщ

Муж и жена обедают. Жена проливает на себя борщ: Фу! Я выгляжу как свинья! ! Ага. Да еще и борщом облилась!

Муж и жена обедают. Жена проливает на себя борщ:
— Фу! Я выгляжу как свинья! !
— Ага. Да еще и борщом облилась!

Рассказал друг. Далее с его слов.

Я обычно до точки назначения добираюсь без приключений.

А у моей жены все с точностью до наоборот, каждый ее перелет это приключение. Самый запоминающийся случай был, когда она в Южную Корею на конференцию летала.

Она должна была лететь из Денвера в Сиэтл, оттуда в Сеул и дальше на какой-то остров. Проблемы начались еще в Денвере, но после небольшого скандала, ее отправили все же в Сеул, правда через Лос Анджелес. На пересадку на следующий самолет она все равно опоздала и застряла в Сеуле на сутки. Позвонила из Кореи и сказала, что, наверное, свою долю приключений она уже получила и домой долетит нормально.

Обратно из Сеула ее отправили в Фукуока в Японии. На тот момент у нее еще не было американского гражданства, была только грин карта. Вообще Япония при отсутствии гражданства требует визу. Но представитель авиалиний заверил, что это не проблема, что они там просто перейдут в другой самолет и полетят дальше. Мол, «У нас почти полный самолет корейцев с грин картой, сами подумайте, не могут же всех не пустить».

Оказалось, что в Фукуока аэропорт размером с небольшой дом, и транзитной зоны там нет. Все, у кого не было американских паспортов, — застряли. Это были: моя жена, те самые корейцы, и что самое главное — американские морские пехотинцы, у которых тоже нет паспортов.

Проблему начали решать, причем на все более и более высоком уровне. Дошло до прямых переговоров между Токио и Вашингтоном, с участием министерств иностранных дел и Пентагона.

В какой-то момент переговоры пришлось сильно ускорить — морские пехотинцы сказали, что они хотят есть, и если их не отведут поесть в приличное место, то они сами пойдут искать ресторан, причем не в аэропорту. От бутербродов они наотрез отказались. Сил на выход из аэропорта у них было предостаточно — их было человек 50.

В результате, решили всех беспаспортных считать лицами без документов. Военные так вообще отказались показывать свои военные документы. Каждого сфотографировали, всем выдали временные документы и поставили туда временную визу. Потом провели каждого под конвоем в зону вылета, примерно 10 метров, и, погасив визу, запустили в самолет. Эта процедура заняла еще почти целый день.

С тех пор, моя жена без меня отказывается куда-либо лететь.

Про приятелей своих расскажу, о том, как с мобильниками надо поаккуратнее.

Началось всё с того, что позвонил Виталик жене с работы, а та вроде как дома была, но коротко бросила — позже перезвони! Говорит, у меня молоко убежало или ещё что-то, а сбросить вызов забыла.
И слышно, как жена в какой-то компании разговаривает с мужиком и хохочет.

Разумеется, его это напрягло, он тут же включил запись и кусок разговора успел записать, пока связь не прервалась.
Там ничего криминального, так, шутки какие-то, но голос мужика-то знакомый.
И это голос его приятеля!
Сразу после работы пошёл Виталик к другану этому, и спрашивает:
— Слушай, а ты Наташку мою сегодня не встречал нигде?
— Нет. Пропала что ли?
— Ага, значит, говоришь, не встречал. А вот послушай, это ведь твой голос!

И включает ему этот отрывок разговора. Приятель послушал и резонно возразил, что и телефон, и запись голос искажают.
А там вовсе не он, и вообще по жёнам друзей не имеет привычки шастать.
Потом говорит, а ну постой, прокрути-ка запись сначала! Начинает внимательно вслушиваться и говорит:
— Ни фига себе. А там же походу моя Юлька с ними! Второй голос точно её, я узнал.
— Ты же говоришь, что искажает.
— Её манера смеяться над тупыми анекдотами неповторима.

Позвонил уже второй знакомец своей жене, та отпирается, мол ничего не знаю.
Но ребята цепкие попались и поскольку симку жене покупал он, то легко получил распечатку звонков за тот день. И парня, который с ними был, по номеру узнали.

До скандала не дошло, выяснилось, что случайно в магазине встретились и просто помог пакет с продуктами до дома донести.
— А почему сразу не сказали?
— Так Виталик он же нервный, зачем зря беспокоить.
Берегите себя и вовремя отключайтесь от звонков.

Муж будит жену ночью, протягивает стакан воды и таблетку анальгина.
— Зачем? — спрашивает жена. — У меня голова не болит.
Муж, срывая с себя трусы: — АГА.

Жена и муж обедают. Жена проливает на себя борщ: — Фу, я выгляжу как свинья. — Ага, еще и борщем облилась.

Жена и муж обедают. Жена проливает на себя борщ:
Фу, я выгляжу как свинья.
Ага, еще и борщем облилась.

Не всё то жена, что ругается. — Ага, бывает и теща.

в понедельник Петрович явился небритый,какой-то помятый,ссадины на фейсе, видать чот случилось:
-Петрович, ну как охота?кабан что=ли тебя так? угостишь кабанятиной-то?
-Да ну на х. брошу я это дело, стараешься, мясо в дом тащишь а тут.
-А чо не так-то?, кабанятина- деликатес,ежли правильно готовить.,твоя-то ведь повариха-умеет.
-Ага деликатес, ежли по морде кабаньей ногой с размаху .не ожидамши получаш.
-Так это что, тебя , кабан значит зацепил?
-Да не, от кабана-то я успел за дерево. а от бабы- от жены то исть никак не смог, это от неё медаль така, с почетной грамотой.
— Как от жены? ну бабы, человек жизнью рисковал, ради мяса в семью, я вот трус, на такой охоте, мог бы даже обосраться, када на тебя такая зверюга-кабан несется,
-Дык я бы тоже лучше обосрался, да не успел, мужики выручили ружьев-то много-завалили, а так хрен знат, чем ба кончилось, кабан-то не разбират, кто чем пахнет , я вот так домой и заявился в цельных трусах , а дальше раздеваюсь значит, целюсь в ванну залезть, а жена;
-А чего это у тебя трусы?
-А чего трусы? сама же дала, перед охотой, при тебе надевал.
-То=то и оно, что при мне, так они у тя на правой стороне.
-Ну так правильно, я дурак что-ли, на Левой носить?
-Значит я дура, точно помню -ты на левую надел, а я не сказала, ладно думаю а чо ему на охоте,перед медведями-то,не перед людями, всё-равно, ах ты сволочь, паразит. кабан значится.
-Ну и пошло-еле отбился, всамделе легше с кабаном с голыми руками биться ,а Машка, ну к которой зашел-то по-пути, тоже дура:
-Фсё Вася можешь идти не боись,всё проверила, мол трусы, часы, носки всё на тебе, на месте, а оно вишь как повернулось, да мужики,охота -это вам не по бутылкам пулять, тут соображать надо, недаром же мужики задолго готовятся, патроны заряжают,ружья чистют да много чего. непростое это дело-охота., ох непростое.

Плиток не хватило на даче. Бетонных 40х40 см. Двух штук. А тут жена кстати заехала на автомобиле к отпускному мужу.

— Не будет ли любезен многоуважаемый джин, в смысле, фея?
— А поехали!

Мы в этом месте много всяких плиток покупали. Чо почем знаем. Квадратный метр такой плитки стоит 450 рублей. Сложным математическим подсчетом с округлением в проспекте данной фирмы установлено, что в квадратном метре шесть штук. Думаете, ныть буду по поводу округления? Не-а. Устраивает.

Выхожу из машины возле бытовки-сарайчика-столовой-магазина.

— Эй, — говорю, — люди! Есть кто живой и торгующий?

— Есть, — отвечают. Такой бородато-небритый и загорелый до черноты мужичок лет шестидесяти, — чего изволит господин?

— А господин изволит две штуки красной плитки сорок на сорок.

— Две квадратных метра? — переспрашивает с надеждой.

— Нет, два плитка всего, — дразнюсь.
— Сколько стоит? — спрашиваю уже для уточнения. Я еще в машине 450 на три разделил, стописят рублей получилось, и в отдельный карман отсчиталось.

— Скока стоит, щаз в проспекте посмотрим! — Смотрит проспект. Шевелит губами шепчет про себя: шесть штук в квадрате, это выходит. Нифига у него не выходит. Зовет на помощь еще одного, похожего, только рубашка другого цвета. Спрашивает: Сколько стоит два красный плитка?

— Смотрел. Шесть штук стоят четыреста пятьдесят рублей. А две штуки сколько стоит?

— Ты еще посмотри, может там написано?

Склоняются над проспектом, водят пальцами. Меня начинает медленно трясти. Я б подсказал, но зубы свело от смеха. Не находят ничего нового в бумажке. К ним подходят еще двое. Как первые, только без рубашек и загорелые до черноты. Обсуждают проблему. пробуют хором поделить 450 на шесть. О том, что полученное потом надо умножать на два они еще не догадываются. Каждый предлагает свой вариант. Спорят, где еще можно посмотреть сколько стоят две плитки. Или позвонить куда. Звонят, чего-то спрашивают.

Наконец к ним подходит девушка Галя в белой блузке, она там продавец и ходила обедать. Улыбается. Ворчит, что пустяковину продать не могут, а она только на полчаса и отошла всего. Бестолочи. В чем вопрос? Сколько стоит две плитки сорок на сорок красные? Фигня вопрос. Сколько у нас в квадратном метре? Шесть? Ага.

Галя достает из сумки сотовый, включает калькулятор, делит 450 на шесть и умножает на два. С победным видом показывает всем экран. Потом озвучивает число мне: 150. Вынимаю из кармана заготовленные сто пятьдесят. Меня уже не трясет. Я больше не могу ржать. Отправляемся грузить плитку в багажник. Я, Галя и первый рабочий.

Мужик аккуратно расстилает в багажнике полиэтилен, укладывает одну плитку. Я тащу вторую. Галя наблюдает и продолжает подсмеиваться над рабочим: Учить надо было математику-то, Сергеич!

Объявление в лифте: Уважаемые жильцы и гости. Просьба не сорить в лифте. 12. 01. 2007 Администрация Чуть ниже фломастером: Простите, прочитал объявление уже после того как отлил. 12. 01. 2007 15-30. Петя Петя, ты муд@к. Более того ты муд@к в пятом поколении. А поскольку ты тупой, объясню проще и папа твой был муд@к, и дедушка, и прадедушка, и так далее по генеалогическому древу. Что вы, что вы? Был бы мой папа муд@к он бы тоже жил в этом подъезде. С удовольствием отлил опять в вашем лифте. И бросил фантик от конфеты это вам за папу. И пачку сигарет тоже это за дедушку. Петя. Господа, к кому приходит этот сцыкун? К вашей дочке, разумеется. Какая еще дура станет общаться с этим олигофреном? Кто это написал? Подпишись, раз такой смелый. Гыгыг. Ваша жена это написала. Умная женщина, склонная к спокойному анализу ситуации. В отличие от остальных членов семьи. Я же найду тебя, мразь. Найду и убью. Дал же бог соседей, а. . Господа, полно вам ссориться. Я ко всем вашим дочкам хожу, и повсюду принимают с радостью. С уважением, Петя. ПС: Уважаемая администрация, почему в лифте нет туалетной бумаги? Что за пренебрежение к гостям подъезда? Неужели жильцам так трудно скинуться на туалетную бумагу? Скажите, Петр, а это не вы выкрутили лампочку в лифте, выломав защитную сетку? Ваш почерк ведь. Успокойте меня, подтвердите, что, кроме вас, к нам ни один муд@к не заходит. О чем вы говорите, а? Вы у себя в уборной лампочки тырите? Вот и я нет. К тому же, если я выкручу лампочку, как вы сможете прочесь и уяснить для себя, что рэп это круто, что Лена шалава, что Спартак Чемпион? Для кого я это пишу на стенах? Так что нечего мне приписывать лишнего. Это просто в обычаях жителей этого подъезда тырить у самих себя. Вы думаете когда у кого-то из вашего подъезда перегорает лампочка, он за лампочкой бежит в соседний подъезд, а не в лифт или на чужую лестничную площадку? Глупость какая! А, впрочем, чему я удивляюсь-то? Контингент в подъезде вполне себе соответствующий любой глупости. Петр. ПС: Администрация, вы не могли бы подклеить к объявлению еще один лист бумаги? Негде же писать! Чем вы там занимаетесь, в конце концов? На новом листе Господа! А ведь этот мерзкий заморыш в чем-то прав. В подъезде, по видимости, завелись крысы. Предупреждаю сразу: изловлю сделаю инвалидом. Чтоб без обид потом было. +1 +1 +1 +1 Я же говорил! Какой-то гадюшник. . Все готовы друг друга убить за лампочку. Тьфу. . Отлил в лифте без удовольствия уже. Петя. Петя, передайте своей маме, что те cекcуальные услуги, что она предоставляет на вокзале, не стоят даже тех мизерных денег, что она за них просит. Папе передайте тоже самое. Или, если не уверены кто из этих мужчин, живущих у вас дома, ваш папа передайте это им всем сразу. Администрация. А вот за такое можно и ответить по всей строгости понятий. Петя. А ты стрелу забей, сцыкло. Администрация Ага. Так я вам и дался на слаб. . Господа, Петр не смог дописать последнее сообщение, поскольку был пойман на месте преступления, нещадно бит и в данный момент, по решению суда занимается ремонтом нашего подъезда. Всю эту переписку оставляем в назидание остальным Петеподобным. Ура, господа! Администрация. ПС. Какая сволочь опять стырила лампочку?

Дед в растерянности стоял и не мог понять, куда именно ему идти. Охранник повернул голову к посетителю, смерил взглядом и презрительно кивнул: Вот ты чего встал, неужели не видно, вон окошки, там и плати. Ты не серчай, сынок, я же думал что у вас тут порядок какой есть, а теперь понятно, что в любом окошке могу заплатить. Дед медленно пошел к ближайшему окошку. С вас 355 рублей и 55 копеек, сказала кассир. Дед достал видавший виды кошелек, долго в нем копался и после выложил купюры. Кассир отдала деду чек. И что, сынок, вот так сидишь сиднем целый день, ты бы работу нашел лучше, дед внимательно смотрел на охранника. Охранник повернулся к деду: Ты что издеваешься, дед, это и есть работа. Аааа, протянул дед и продолжил внимательно смотреть на охранника. Отец, вот скажи мне, тебе чего еще надо? раздраженно спросил охранник. Тебе по пунктам или можно все сразу? спокойно ответил дед. Не понял? охранник повернулся и внимательно посмотрел на деда. Ладно, дед, иди, сказал он через секунду и опять уставился в монитор. Ну, тогда слушай, двери заблокируй и жалюзи на окна опусти. Непо охранник повернулся и прямо на уровне глаз увидел ствол пистолета. Да ты чего, да я щас! Ты, сынок, шибко не ерепенься, я с этой пукалки раньше с 40 метров в пятикопеечную монету попадал. Конечно сейчас годы не те, но да и расстояние между нами поди не сорок метров, уж я всажу тебе прямо между глаз и не промажу, спокойно ответил дед. Сынок, тебе часом по два раза повторять не нужно? Али плохо слышишь? Блокируй двери, жалюзи опусти. На лбу охранника проступили капельки пота. Дед, ты это серьезно? Нет, конечно нет, я понарошку тыкаю тебе в лоб пистолетом и прошу заблокировать двери, а так же сообщаю, что грабить я вас пришел. Ты, сынок, только не нервничай, лишних движений не делай. Понимаешь, у меня патрон в стволе, с предохранителя снят, а руки у стариков сам знаешь, наполовину своей жизнью живут. Того и гляди, я тебе ненароком могу и поменять давление в черепной коробке, сказал дед, спокойно глядя в глаза охраннику. Охранник протянул руку и нажал две кнопки на пульте. В зале банка послышался щелчок закрывающейся входной двери, и на окна начали опускаться стальные жалюзи. Дед, не отворачиваясь от охранника, сделал три шага назад и громко крикнул: Внимание, я не причиню никому вреда, но это ограбление! В холле банка наступила абсолютная тишина. Я хочу, чтобы все подняли руки вверх! медленно произнес посетитель. В холле находилось человек десять клиентов. Две мамаши с детьми примерно лет пяти. Два парня не более двадцати лет с девушкой их возраста. Пара мужчин. Две женщины бальзаковского возраста и миловидная старушка. Одна из кассиров опустила руку и нажала тревожную кнопку. Жми, жми, дочка, пусть собираются, спокойно сказал дед. А теперь, все выйдите в холл, сказал посетитель. Лень, ты чего это удумал, сбрендил окончательно на старости лет что ли? миловидная старушка явна была знакома с грабителем. Все посетители и работники вышли в холл. А ну, цыц, понимаешь тут, серьезно сказал дед и потряс рукой с пистолетом. Не, ну вы гляньте на него, грабитель, ой умора, не унималась миловидная старушка. Старик, ты чего, в своем уме? сказал один из парней. Отец, ты хоть понимаешь, что ты делаешь? спросил мужчина в темной рубашке. Двое мужчин медленно двинулись к деду. Еще секунда и они вплотную подойдут к грабителю. И тут, несмотря на возраст, дед очень быстро отскочил в сторону, поднял руку вверх и нажал на курок. Прозвучал выстрел. Мужчины остановились. Заплакали дети, прижавшись к матерям. А теперь послушайте меня. Я никому и ничего плохого не сделаю, скоро все закончится, сядьте на стулья и просто посидите. Люди расселись на стулья в холле. Ну вот, детей из-за вас напугал, тьху ты. А ну, мальцы, не плакать, дед весело подмигнул детям. Дети перестали плакать и внимательно смотрели на деда. Дедуля, как же вы нас грабить собрались, если две минуты назад оплатили коммуналку по платежке, вас же узнают за две минуты? тихо спросила молодая кассир банка. А я, дочка, ничего и скрывать-то не собираюсь, да и негоже долги за собой оставлять. Дядь, вас же милиционеры убьют, они всегда бандитов убивают, спросил один из малышей, внимательно осматривая деда. Меня убить нельзя, потому что меня уже давненько убили, тихо ответил посетитель. Как это убить нельзя, вы как Кощей Бессмертный? спросил мальчуган. Заложники заулыбались. А то! Я даже может быть и похлеще твоего Кощея, весело ответил дед. Ну, что там ? Тревожное срабатывание. Так, кто у нас в том районе? диспетчер вневедомственной охраны изучал список экипажей. Ага, нашел. 145, Прием. Слушаю, 145. Срабатывание на улице Богдана Хмельницкого. Понял, выезжаем. Экипаж включив сирену помчался на вызов. База, ответьте 145. База слушает. Двери заблокированы, на окнах жалюзи, следов взлома нет. И это все? Да, база, это все. Оставайтесь на месте. Взять под охрану выходы и входы. Странно, слышь, Петрович, экипаж выехал по тревожке, двери в банк закрыты, жалюзи опущенные и следов взлома нет. Угу, смотри номер телефона и звони в это отделение, чо ты спрашиваешь, инструкций не знаешь что ли? Говорят, в ногах правды нет, а ведь и правда, дед присел на стул. Лень, вот ты что, хочешь остаток жизни провести в тюрьме? спросила старушка. Я, Люда, после того, что сделаю, готов и помереть с улыбкой, спокойно ответил дед. Тьху ты Раздался звонок телефона на столе в кассе. Кассир вопросительно посмотрела на деда. Да, да, иди, дочка, ответь и скажи все как есть, мол, захватил человек с оружием требует переговорщика, тут с десяток человек и двое мальцов, дед подмигнул малышам. Кассир подошла к телефону и все рассказала. Дед, ведь ты скрыться не сможешь, сейчас спецы приедут, все окружат, посадят снайперов на крышу, мышь не проскочит, зачем это тебе? спросил мужчина в темной рубашке. А я, сынок, скрываться-то и не собираюсь, я выйду отсюда с гордо поднятой головой. Чудишь ты дед, ладно, дело твое. Сынок, ключи разблокировочные отдай мне. Охранник положил на стол связку ключей. Раздался телефонный звонок. Эка они быстро работают, дед посмотрел на часы. Мне взять трубку? спросила кассир. Нет, доча, теперь это только меня касается. Посетитель снял телефонную трубку: Добрый день. И тебе не хворать, ответил посетитель. Звание? Что звание? Какое у тебя звание, в каком чине ты, что тут непонятного? Майор, послышалось на том конце провода. Так и порешим, ответил дед. Как я могу к вам обращаться? спросил майор. Строго по уставу и по званию. Полковник я, так что, так и обращайся, товарищ полковник, спокойно ответил дед. Майор Серебряков провел с сотню переговоров с террористами, с уголовниками, но почему-то именно сейчас он понял, что эти переговоры не будут обычной рутиной. Итак, я бы хотел Э нет, майор, так дело не пойдет, ты видимо меня не слушаешь, я же четко сказал по уставу и по званию. Ну, я не совсем понял что именно, растерянно произнес майор. Вот ты, чудак-человек, тогда я помогу тебе. Товарищ полковник, разрешите обратиться, и дальше суть вопроса. Повисла неловкая пауза. Товарищ полковник, разрешите обратиться? Разрешаю. Я бы хотел узнать ваши требования, а также хотел узнать, сколько у вас заложников? Майор, заложников у меня пруд пруди и мал мала. Так что, ты ошибок не делай. Скажу тебе сразу, там, где ты учился, я преподавал. Так что давай сразу расставим все точки над и. Ни тебе, ни мне не нужен конфликт. Тебе надо, чтобы все выжили, и чтобы ты арестовал преступника. Если ты сделаешь все, как я попрошу, тебя ждет блестящая операция по освобождению заложников и арест террориста, дед поднял вверх указательный палец и хитро улыбнулся. Я правильно понимаю? спросил дед. В принципе, да, ответил майор. Вот, ты уже делаешь все не так, как я прошу. Майор молчал. Так точно, товарищ полковник. Ведь так по уставу надо отвечать? Так точно, товарищ полковник, ответил майор. Теперь о главном, майор, сразу скажу, давай без глупостей. Двери закрыты, жалюзи опущены, на всех окнах и дверях я растяжки поставил. У меня тут с десяток людей. Так что не стоит переть необдуманно. Теперь требования, дед задумался, ну, как сам догадался, денег просить я не буду, глупо просить деньги, если захватил банк, дед засмеялся. Майор, перед входом в банк стоит мусорник, пошли кого-нибудь туда, там конверт найдете. В конверте все мои требования, сказал дед и положил трубку Это что за херня? майор держал в руках разорванный конверт, бл@, это что, шутка? Майор набрал телефон банка. Товарищ полковник, разрешите обратиться? Разрешаю. Мы нашли ваш конверт с требованиями, это шутка? Майор, не в моем положении шутить, ведь правильно? Никаких шуток там нет. Все, что там написано все на полном серьезе. И главное, все сделай в точности как я написал. Лично проследи, чтобы все было выполнено до мелочей. Главное, чтобы ремень кожаный, чтоб с запашком, а не эти ваши пластмассовые. И да, майор, времени тебе немного даю, дети у меня тут малые, сам понимаешь. Я Леньку поди уже лет тридцать знаю, миловидная старушка шептала кассиру, да и с женой его мы дружили. Она лет пять назад умерла, он один остался. Он всю войну прошел, до самого Берлина. А после так военным и остался, разведчик он. В КГБ до самой пенсии служил. Ему жена, его Вера, всегда на 9 мая праздник устраивала. Он только ради этого дня и жил, можно сказать. В тот день она договорилась в местном кафе, чтобы стол им накрыли с шашлыком. Ленька страсть как его любил. Вот и пошли они туда. Посидели, все вспомнили, она же у него медсестрой тоже всю войну прошла. А когда вернулись. ограбили их квартиру. У них и грабить-то нечего было, что со стариков возьмешь. Но ограбили, взяли святое, все Ленькины награды и увели ироды. А ведь раньше даже уголовники не трогали фронтовиков, а эти все подчистую вынесли. А у Леньки знаешь сколько наград то было, он всегда шутил, мне говорит, еще одну медаль или орден если вручить, я встать не смогу. Он в милицию, а там рукой махнули, мол, дед, иди отсюда, тебя еще с твоими орденами не хватало. Так это дело и замяли. А Ленька после того случая постарел лет на десять. Очень тяжело он это пережил, сердце даже прихватывало сильно. Вот так вот Зазвонил телефон. Разрешите обратиться, товарищ полковник? Разрешаю, говори, майор. Все сделал как вы и просили. В прозрачном пакете на крыльце банка лежит. Майор, я не знаю почему, но я тебе верю и доверяю, дай мне слово офицера. Ты сам понимаешь, бежать мне некуда, да и бегать-то я уже не могу. Просто дай мне слово, что дашь мне пройти эти сто метров и меня никто не тронет, просто дай мне слово. Даю слово, ровно сто метров тебя никто не тронет, только выйди без оружия. И я слово даю, выйду без оружия. Удачи тебе, отец, майор повесил трубку. В новостях передали, что отделение банка захвачено, есть заложники. Ведутся переговоры и скоро заложников освободят. Наши съемочные группы работают непосредственно с места событий. Мил человек, там, на крыльце лежит пакет, занеси его сюда, мне выходить сам понимаешь, сказал дед, глядя на мужчину в темной рубашке. Дед бережно положил пакет на стол. Склонил голову. Очень аккуратно разорвал пакет. На столе лежала парадная форма полковника. Вся грудь была в орденах и медалях. Ну, здравствуйте, мои родные, прошептал дед. Как же долго я вас искал, он бережно гладил награды. Через пять минут в холл вышел пожилой мужчина в форме полковника, в белоснежной рубашке. Вся грудь, от воротника, и до самого низа, была в орденах и медалях. Он остановился посередине холла. Ничего себе, дядя, сколько у тебя значков, удивленно сказал малыш. Дед смотрел на него и улыбался. Он улыбался улыбкой самого счастливого человека. Извините, если что не так, я ведь не со зла, а за необходимостью. Лень, удачи тебе, сказал миловидная старушка. Да, удачи вам, повторили все присутствующие. Деда, смотри, чтобы тебя не убили, сказал второй малыш. Мужчина как-то осунулся, внимательно посмотрел на малыша и тихо сказал: Меня нельзя убить, потому что меня уже убили. Убили, когда забрали мою веру, когда забрали мою историю, когда переписали ее на свой лад. Когда забрали у меня тот день, ради которого я год жил, что бы дожить до моего дня. Меня убили, когда меня предали и ограбили, меня убили, когда не захотели искать мои награды. А что есть у ветерана? Его награды, ведь каждая награда это история, которую надо хранить в сердце и оберегать. Но теперь они со мной, и я с ними не расстанусь, до последнего они будут со мной. Спасибо вам, что поняли меня. Дед развернулся и направился к входной двери. Не доходя пару метров до двери, старик как-то странно пошатнулся и схватился рукой за грудь. Мужчина в темной рубашке буквально в секунду оказался возле деда и успел его подхватить под локоть. Чего-то сердце шалит, волнуюсь сильно. Давай, отец, это очень важно, для тебя важно и для нас всех это очень важно. Мужчина держал деда под локоть: Давай, отец, соберись. Это наверное самые важные сто метров в твоей жизни. Дед внимательно посмотрел на мужчину. Глубоко вздохнул и направился к двери. Стой, отец, я с тобой пойду, тихо сказал мужчина в темной рубашке. Дед обернулся. Нет, это не твои сто метров. Мои, отец, еще как мои, я афганец. Дверь, ведущая в банк открылась, и на пороге показались старик в парадной форме полковника, которого под руку вел мужчина в темной рубашке. И, как только они ступили на тротуар, из динамиков заиграла песня День победы в исполнении Льва Лещенко. Полковник смотрел гордо вперед, по его щекам катились слезы и капали на боевые награды, губы тихо считали 1, 2, 3, 4, 5 никогда еще в жизни у полковника не было таких важных и дорогих его сердцу метров. Они шли, два воина, два человека, которые знают цену победе, знают цену наградам, два поколения 42, 43, 44, 45 Дед все тяжелее и тяжелее опирался на руку афганца. Дед, держись, ты воин, ты должен! Дед шептал 67, 68, 69, 70. Шаги становились все медленнее и медленнее. Мужчина уже обхватил старика за туловище рукой. Дед улыбался и шептал. 96, 97, 98 он с трудом сделал последний шаг, улыбнулся и тихо сказал: Сто метров я смог. На асфальте лежал старик в форме полковника, его глаза неподвижно смотрели в весеннее небо, а рядом на коленях плакал афганец.

Жена говорит мужу: — Вот вспомни фильм Семнадцать мгновений весны, Щтирлиц свою жену не видел 16 лет! Он ей 16 лет верность хранил!
— Это она так думала
— Он не мог ее обманывать!
— Ага, весь третий Рейх — мог, а ее не мог!

История у меня опять будет длинная, кого это напрягает — просто пролистайте. Да и как такую историю коротко написать, чтобы поняли и прочувствовали?
Приношу сразу извинения за возможно слишком натуралистические подробности, но «из песни слов не выкинешь», а если выкинешь, то это будет совсем другая песня.
Вполне отдаю себе отчет, что скорее всего, историю заминусят, и в первую очередь женщины, уж далеко не в лучшем свете выставляются они, да и мужчины тоже. История хоть и про любовь, но очень выпадает из канвы классического, женского любовного романа, но вот такая, как есть, совсем неприглядная проза жизни.

Традиционно на майские праздники выезжаем семьями к товарищу в его загородный дом, километров 70 от Москвы. Шашлыки, баня, прогулки на майском солнышке. что еще надо человеку, соскучившемуся за долгую зиму по весеннему теплу, природе и ласковым солнечным лучам. Женщины в баню пошли первыми и к тому моменту, как мы расслабленные из нее выползли, уже переместились из беседки в дом, забрав с собой бутылки вина, сыры, шоколадки и прочие оливки. Получилось, что мы в беседке остались чисто мужской компанией. Уже стемнело, комары еще не появились после зимней спячки, относительно тепло, сидим, лениво болтаем, умеренно выпиваем и с удовольствием вкушаем вкуснейший шашлык из свежайшей баранины на косточках. Хорошо то как.

До этого переговорили уже обо всем помаленьку, и о погоде, и хоккей с футболом обсудили, и как обычно бывает без женщин — пошел треп о бабах, зачастую с извечным мужским цинизмом.
Тесть товарища (дальше пусть будет Александр Николаевич — АН), возрастом далеко за 60, но крепкий еще мужик, без малейших признаков старческого слабоумия, без какой-либо пожилой неопрятности или возрастного равнодушия к внешности и к жизни, после очередной рюмки чего-то глубоко задумался, но вдруг встрепенулся и говорит:
— А расскажу-ка я вам ребяты историю про любовь с первого взгляда. — мы немного опешили, такой записной циник и матерщинник и вдруг про любовь. да еще и с первого взгляда. Истории от АН мы все обожаем, рассказывает он их степенно, не торопясь, делая иногда серьезные мхатовские паузы, но получается у него так вкусно и с прибауточками, что всегда прямо ждешь новую историю. Но на заказ не рассказывает, просить бесполезно, только под настроение.
Далее с его слов, понятно, что не дословно, но попытался я максимально близко передать, ну и поубирал чутка ненормативную лексику не несущую смысловой нагрузки и значительно сократил излишние подробности, особенно в частности касающейся работы.

Читайте также:  Как варить борщ из молодой свеклы с ботвой

Сама история случилась в 1986 году, но начну с более ранних событий, чтобы понятней все было. Жили мы тогда в Омске и годов мне было тогда много меньше, чем сейчас любому из здесь присутствующих, но мужчина был я уже очень серьезный, бригадир, хоть и на шабашке, бригаду свою вот так держал (жест удушения на горле). Подогнал мне эту шабашку мой «лепший» друг, работающий в серьезном министерстве. К таежным лесным пожарам тогда относились не в сравнение ой как серьезно, особенно возле нефтянки, а так как места по таежному глухие и отдаленные, пришла в чью-то светлую голову мысль, чего мы мол вертолеты гоняем, иногда по 400 км. в один конец, надо бы в тайге «площадки подскока» организовывать. А так получается летит вертолет в один конец 2 часа, поработал на точке, в лучшем случае, час и пора уже назад и пожарные расчеты в тайге надолго не оставишь. Глупая потеря времени, ресурса и горючки. Вот такие площадки мы и делали, ну сама площадка под вертолеты, склады под ГСМ и прочее, жилые бараки для летчиков, механиков и расчетов. Работали с мая по сентябрь включительно, иногда захватывая и часть октября. По сдельному договору, а платили замечательно, за сезон выходило иногда более чем по четыре тысячи рублей на брата. Напомню, кто забыл, за такие деньги тогда можно было кооперативную квартиру в Омске взять. А почему так? Да потому, что мы своей бригадой из шести человек делали столько же, сколько тридцать работников из министерства на окладе, плюс к ним нужен начальник, прорабы, на такое количество людей уже, и инженер по ТБ, и врач, не считая прочих поварих и учетчиц. Палатками обеспечь, продуктами, инструментами, спецодеждой и тому подобным, и даже почтой, а у нас все свое, вот и выходило, что с нами намного выгоднее и ответственности почти никакой, случись чего, а у них каждый год ЧП, то драки, то поножовщина с трупами, а уж несчастных случаев.

Но и вкалывали мы будь здоров, по 14-15 часов в день, обычное дело. И условия весьма спартанские. Иногда место такое гнусное, гнуса столько, что и неба не видно. Такой вот каламбур получился. Работа только в накомарнике, в рукавицах и плотной одежде, и это при летней жаре. Так мошкА и под одежду залазила, и бывало так доставала, что здоровые мужики прям стервенели и в истерике бились, особенно в конце мая, пока стрекоза еще не вылупилась. Про Васюганское болото слышали? Так вот, кто не слышал: по площади, как несколько не самых маленьких европейских государств — самое большое болото на Земле. На планете Земля! Бля.

Бригаду сам подбирал, все парни здоровые, рукастые, работящие и спокойные, нытиков и психов не было. Костяк состава за пять лет почти не менялся. Но первый год поехали всемером, так под конец сезона переругались, волками друг на друга смотрели, а все почему? Жрали одни консервы в сухомятку (при такой работе еще и готовить?), в грязном ходили, да в грязи жили, за собой перестали следить, ну и по бабам, мало сказать, заскучали. Мужики все женатые были, а тут вдруг спермотоксикоз полнейший. Участок сложнейший был, да и ляпы по неопытности допускали, которые переделывать приходилось. Двоих тогда пришлось из бригады убирать, убить друг друга готовы были, а с остальными беседы нравоучительные проводить.
Решил я тогда, что так дело не пойдет, надо женщину на сезон в бригаду брать, чтобы еду нормальную готовила, стирала, за порядком следила, ну и услуги оказывала, для сексуальной, так сказать, разрядки. Мужики засомневались, ну где такую найдешь, чтобы всем, носом не крутила и выдержала. А я предложил, давайте регламент пропишем и подпишет каждый, ну, например, один день — только один человек и не больше часа, а в воскресенье гарантированный сексуальный выходной и платить много, почти как полноправному члену бригады. Ну и понятно, без всяких там: в попку, садизма-мазохизма и прочих непотребностей, по котором в тогдашнем УК статьи были. А если пожалуется на кого, хоть бы просто и не помытый пришел — следующей свиданки лишать. Спорили долго, особенно по оплате, но я настоял — давайте попробуем, а если желающих неожиданно много будет, то тогда планку и понизим. А один еще заявил, что мало ему один раз в шесть дней, надо бы каждый, или хотя бы через день.
— А ты ничего не попутал? Мы туда едем вкалывать, как прОклятые папы Карло, а не на пикничок с поебушками. Деньги хорошие зарабатывать, а не развлекаться с телками на пленэре.
Парни дальше раздухарились, посыпались пожелания по возрасту, внешности, что неплохо было бы смотрины устроить, а лучше полную приемку, но я твердо сказал:
— Баста! Выбираю я, и только я, а кого не устраивает, прошу на выход с вещами, иначе кончится все тем, что никуда больше не поедем, будем только спорить и выбирать, еще в городе пересрёмся. А для меня главное, чтобы трудностей не боялась, хозяйственная и готовила хорошо, чистюлей еще чтоб была, а лучше всего деревенская, рукастая, да ухватистая, а не модель с грудью 6-го размера, как некоторые тут запрашивали, так и до пизды поперек размечтаетесь.
Поржали, но на том и порешили.

— Ну и чего опять не нАлито? Всё вас молодых учи да подгоняй, у оратора уже в горле пересохло, а они сидят. — самый молодой за этим столом уже считал до трех, последние года, чтобы полувековой юбилей отпраздновать, но для АН мы все еще молодежь.
— Не-е, мне эту хрень не наливай, пивал я самогон и получше, лей водовку — это АН зятю, когда тот попытался ему налить коллекционный односолодовый виски из вновь открытой бутылки.
— Перехиляем — АН (любит иногда украинское словечко ввернуть, подчеркивая свои корни) чокнулся со всеми и медленно выпил свою стопку, также не торопясь закусил, размеренно пожевал и наконец продолжил рассказ.

За месяц до выезда дал я объявление в газету, что-то типа того: Приглашается на работу чистоплотная женщина в качестве поварихи на полевой выезд в тайгу, на период такой-то, для бригады из 6 человек. Обязанности: организация 3-х разового питания, стирка и поддержание порядка на территории. Оплата от 2000 руб. за сезон, оформление по договору. И телефон указал, чтобы дома не светиться, одинокого родственника-инвалида, который должен был первоначальный отсев производить, в частности по возрасту и встречи назначать. Взмолился он уже через день, убери мол цифру по зп из объявления, телефон бренчит не переставая, даже мужики звонят, согласны хоть на полюс и хоть северным оленем ехать. Так и сделал, исправил на: Зп высокая, по договоренности.
Встречался обычно днем в кафе. Если человек не нравился, короткий разговор, оставьте телефон, а если интересный вариант, то уже чай-кофе, душевная беседа, а сам попутно решал, какую цифру назвать, насколько нам человек подходит и если интересен, то не откажется ли сразу, если мало за такую необычную работу предложу. Наконец, зп объявил, вспышка радости в глазах, а в уме уже щелкает извечный женский калькулятор на что деньги потратит. Пора и к деликатной части беседы переходить, регламент показывать.
— И что, прямо все соглашались? — АН недовольно посмотрел на спрашивающего.
— Нет, конечно, одна из трех-четырех, которым предлагал, а я далеко не со всеми деликатную тему вообще упоминал.

За неделю до выезда было у меня три неплохих, на мой взгляд, варианта. Но первый блин, как обычно. Не брал я раньше женщин на работу, вот и повелся на лесть, ласковый угодливый голосок, да еще и приятная такая хохлушечка 29 лет, с украинским говорком и словечками, наверное, этим еще меня купила. А по факту оказалась нимфоманистая стерва, скандалистка, истеричка и при этом дура и неумеха.

Недели через три, в очередной раз выплюнув подгоревший кусок, очередной каши с тушенкой, и слушая ее визгливый голос, я уже всерьез размышлял, не отправить ли суку домой ближайшим вертолетом, привозящим оборудование и стройматериалы. Но та видно женским чутьем почувствовала, что тучи над ее головой серьезно сгустились, и выбрала единственный, на ее взгляд, верный способ — приняла на себя повышенные блядско-социалистические обязательства. Объявила всем, чего вы мол хлопцы мучаетесь, я готова всем и в любое время давать, зачем нам какой-то регламент. Ну и дура такая, рассчитывала еще таким образом больше денег срубить, но нет, чтобы спросить заранее, оставила вопрос до расчета. А парни и рады стараться, развлечений то в тайге никаких, да и баба, что на ощупь, что на вид очень аппетитная была. Понятно, что получилось все в ущерб работе, а особенно готовке, стирке и порядку. Отпустил я этот вопрос, ну любил я свою бригаду, уважал мужиков, вот и развел излишнюю демократию. Но не рассчитала она кобелиных аппетитов моих злыдней писюкатых и через недели три пришла жаловаться, подвело ее женское здоровье, как объяснила, получилась у нее сильная эрозия шейки матки, ранее не до конца вылеченная. С ее слов, по ощущениям, если кто, когда достает, то словно шпилит в открытую рану, сил мол больше терпеть нету. А чего терпела и молчала, мы то твои охи и дерганья за неподдельную страсть принимали и не звери мы ж какие-то, объяснил я все мужикам, и решили, что на какое-то время объявляется табу на Галкино влагалище. Но та не снизила темпов производства и принятых на себя трудовых обязательств — полностью перешла на ротовую полость. Через какое-то время обратил я внимание на ее лицо, с обметанными губами и застарелыми заедами в уголках рта и категорически запретил пользоваться и этим инструментом. Думаете ее это остановило? Что-нибудь про мануальную технику лингам-массажа слышали? Занимательная, я вам скажу, вещь, самому, грешен, до одурения понравилось. Где только нахваталась? Но когда закончилось всё подсолнечное и сливочное масло, все крема и гели, и увидал я Галку, задумчиво прущую в свою палатку большую банку с солидолом, принял я волевое решение и остановил эту сексуальную вакханалию и буйство плоти, заставил всех и ее, в первую очередь (заверив, что уже точно не выгоню), все-таки вернуться к регламенту. Такая вот спермовыжималка-стахановка попалась.

— Не-е, ну шо такэ, опять вам напоминать и подгонять надо? — АН встал с лавки и потянулся всем телом.
— Слышь, Александр Николаевич, чего-то я не понял, ты вроде обещал историю про любовь с первого взгляда, а тут целой бригадой бабу трахают во все щели, уже которую серию, в сексуального инвалида практически превратили, а взгляда все нет и нет. — задал кто-то, вертевшийся и у меня вопрос. Шутка удалась, засмеялись все, в том числе и АН.
— Ну правда ваша, что-то я увлекся воспоминаниями, это все присказка была, потерпите еще чуток.
Выпили-закусили и он продолжил.

Сезон затянулся, а по приезду, уже в начале ноября, когда я получил расчет, Галина устроила грандиозный скандал с визгливыми криками перед всей бригадой. Она дескать к нам со всей распахнутой душой (в интересном месте получается у нее душа), а мы для нее зажали какие-то жалкие 335 рублей. 2000, если быть точным, которые она хотела сверху от оговоренной суммы, с каждого стерва посчитала. Потом истерика, слезы, поддельный обморок и т.д. — вполне качественный, классический женский концерт. В третьем отделении перешла к угрозам, тут и групповое изнасилование, и милиция, и прокуратура, и женам нашим все расскажет. Короче, пришлось по одному заветному телефону позвонить, чтоб пугнули хорошенько, вроде пронесло.

Понятно, что на следующий год, я подошел к этому вопросу с большой опаской. Но стало получаться, и в этот раз, и последующие два года, брал я нормальных, спокойных, труда и трудностей не боявшихся женщин от 30 до 34 лет, от жизни уже ничего хорошего не ожидающих, с пониманием и философски относящихся к мужскому кобелизму. Соглашавшихся только по трудному финансовому положению, ну и понятно, полные неудачницы в личной жизни. Знаете, про таких иногда говорят: Зарекалась баба без любви ебаться, заебалась баба зарекаться. Обычно на следующий год опять просились, но все мужики были категорически против, свеженького хотелось, ебарям-задушевникам.
В общем и целом, работали нормально, а нарушений регламента, я больше не допускал.

Ну и как водится, расслабился, вальяжным стал, ощутил себя большим специалистом в женской психологии, дергающим за ниточки судеб. А тут, как назло, неделя всего осталась, а нет у меня подходящего варианта, думал уже из старых кого звать.
Пришла, на очередную встречу молодая девчонка, примерно двадцати лет, хотел сразу отказать, не в нашем формате, но чем-то зацепила, стали разговаривать. Студентка, на 3-м курсе, сама из далекой деревни, мать ее поздно родила, одна воспитывала, а сейчас уже на пенсии, а пенсия 48 рублей и болеет. Присылает червонец, каждый месяц, да стипендия 40. А что такое в большом городе 50 рублей для молодой девушки? С голоду не помрешь, но ведь надо еще и одеваться, и на косметику ту же.
— Ну возьмите меня, пожалуйста, я готовлю хорошо, от моего борща все с ума сходят. Сколько вы платите? — и умоляюще так смотрит. Я молчу пока, дальше разговоры разговариваем.
— Знаете, Александр Николаевич, как это безденежье достало, собрались нас в комнате в общаге трое, еще две таких же бедолаги. Было один раз, что три дня ничего не ели, не рассчитали до стипухи, дуры мы, планировать, да растягивать нифига не умеем. Парни еще как-то подрабатывают, ну там вагоны разгружают, или сторожами, а студентке с подработкой вообще проблема. Когда в одном ДК неподалеку появилась вакансия приходящей уборщицы с окладом в 35 рублей, то туда, и наша, и соседняя общаги, чуть ли не в полном составе явились. Я ей про трудности работы в тайге, про гнус, бытовые неудобства, а она мне: Да я ж деревенская, сортир теплый первый раз в 16 лет увидала, я вам и зеленушечки посажу, ну укропчик там, петрушку, лучок, может и редиску с огурчиками. Ну возьмите, пожалуйста, возьмите меня. Ну подожди девочка, подожди. не уверен я, что правильно это будет, хоть и жалко тебя, но не знаешь ты еще ничего. Она вдруг встрепенулась, выпрямилась и как-то зло сказала:
— А знаете, я вор. я однажды кусок мяса украла. В этот день даже хлеба купить не на что было, а пошла к одногруппнице этажом выше, может денег перехватить, или макарон занять, а там из кухни такой запах, кто-то поставил в большой кастрюле бульон варить, сразу полный рот слюны и никого. Я мясо из кастрюли ложкой вытащила, в карман халата сунула и бегом к себе. Там грудинка была, грамм триста, так и сожрали втроем полусырое без хлеба, макая в крупную соль. но это лучше, чем с армянами по кабакам. — замолчала. Хм, был похоже негативный опыт, подумалось мне. Заказал я обед, ладно, покормлю хоть, ну и 200 коньяку.
— А не боишься одна с мужиками в тайгу? — надо потихоньку отговорить, не обижать категоричным отказом…
— Ну вы же мужчина строгий и правильный, я же вижу, в обиду не дадите — вот черт и не возразишь толком.
— А институт как же? Летнюю сессию ведь не сдашь.
— А ерунда, решу как-нибудь или академ возьму. Денег подзаработаю, да восстановлюсь, знаете, как жизнь такая на грани нищеты надоела? Наверное, не хотите брать, думаете молодая слишком, к мамке проситься начну. Да сильная я, ничего не боюсь. — погрустнела.
— А парень у тебя есть?
— Нет. Вокруг моральные уроды, маменькины сынки, да козлы одни, дальше койки фантазии у них не распространяются — не выдержал, отвел взгляд от этих умоляющих глаз.
Начал я ей про бригаду рассказывать, что парни все у меня хорошие, все славяне, женатые. Тут слукавил немного. Второй год работал у меня Сашка, молодой еще пацан, двадцати одного года. Отличный парень, веселый, но пахал как вол, или, как модно сейчас говорить, как раб на галерах, и руки откуда надо растут, и голова светлая, четвертый курс строительного ВУЗа заканчивал. Рассказываю, что в тайге сухой закон у нас. И опять немного лукавлю. Выдавал я по воскресеньям к обеду (после уже не работали), литр спирта из заветной фляги с замком, и больше ни-ни, как не упрашивали. И вдруг поймал себя на мысли, что уже я уговаривать начал. Девчонка, далеко не красавица, но лицо чистое, глаза крупные, зеленные, пухлая нижняя губа придает лицу немного наивное, детское выражение, но притом вся такая ладная, опрятная, женственная. Ну знаете, как пел Юрий Лоза: » И от мыслей энтих, чтой-то поднимается, не в штанах конечно, а в моей душе. «

— А вообще я считаю песню «Над деревней Клюевкой. » шедевром, лучшим примером стёба, или, как сейчас говорят, троллинга над популярным тогда славянским псевдофолькролом, ну кто помнит, сябры всякие и прочие малиновки. Кто не помнит песню — послушайте, только без дурацкого видео, иначе текст теряется. И Лоза тогда другие песни талантливые писал. Куда что делось?
— Теперь он бло-о-огер — издевательски потянул АН. — Такую херню пишет, аж стыдно за человека. Мда. ушла муза, бывает. ушла насовсем, так хоть бы не позорился под старость лет. Да ладно, бог ему судья.

— Александр Николаевич, ты бы не растекался мыслью по древу, так и до рассвета не дорасскажешь. — перебил зять.
— А с рассветом это вопрос не ко мне, а к нашему долбанному правительству, сами запутались и всех запутали с этим переводом часов. Зато теперь в Подмосковье в мае темнеет в восемь вечера, но светает уже в три — разозлился АН.
— Николаич, это ты что ли влюбился? Поясни народу. — я попытался вернуть его к истории.
— Тьфу, придурки. У меня тогда жена уже третьего носила, кака-така любовь. Ладно, рассказываю дальше, попытаюсь покороче, но прошу не перебивать.

Аленка выпила рюмку, поела, раскраснелась, а когда я цифру назвал (даже больше чем планировал), то чуть не задохнулась, уставившись на меня широко открытыми глазами. Но это не всё еще девонька, на возьми, регламент почитай. Прочитала и глубоко задумалась. Откажется, подумалось мне, пошлет и еще и по лицу даст, так и надо мне, старому пердуну, понимал же сразу, что не то.
А она вдруг говорит:
— Это что получается, примерно по 15-20 рублей за час выходит? Я согласна.
Теперь уже я на нее уставился, в таком ракурсе я никогда раньше этот вопрос не рассматривал. Ой, не проста ты девонька, ой не проста. Чего ж тебе в жизни повидать пришлось? Она поняла, что ляпнула лишнее и густо покраснела. Краснеть не разучилась, это хорошо, это просто замечательно.

Договорились на завтра съездить в венеричку к знакомому доктору, чтобы анализы взял и проф. осмотр, так сказать, провел. Сказал, какие вещи надо купить, и чтобы противозачаточные таблетки принимать начинала, не привыкли мы пользоваться в тайге резинотехническим изделием № 2, ну и дал я ей на это 50 рублей, типа подъемных, но скорее, чтобы совесть заглушить, в глубине души надеясь, что не придет. Пришла.

Летели тогда самолетом до Сургута или Нижневартовска, вот бля, не помню уже, куда за день я отправил Саньку, чтобы подготовил инструменты и другое барахло, которое мы хранили там в съемном гараже. Дальше грузились и вертолетом до места. Мужики мои, Аленку увидав, хвосты распушили, так и вьются возле, а она скромно так, глазки потупив, ни на кого не смотрит, лишь односложно отвечает на прямые вопросы. А я уже не нарадуюсь, какой я молодец, такую деваху парням подогнал, явно всем понравилась. Один Санька не вьется, сидит в сторонке, но тоже глаз не сводит, а когда встречается с ней глазами, то как-то пятнами идет. Не обратил я тогда на это особого внимания, ну молодо-зелено.

Не всегда получалось в нужном месте высадиться, иногда за несколько километров до нужной точки и бывало с зависшего невысоко вертолета груз выбрасывать и прыгать приходилось. В первый день всегда суеты много. А место оказалось хорошее, на бугорке, под ветерком, не очень густо растущая лиственница с кедром, бурелома почти нет, ручей метрах в трехстах. Все повеселели, работают дружно, а я хожу места выбираю, где палатки ставим, где туалет копаем, а вот здесь летний душ сделаем, чтобы вода по небольшой ложбинке уходила. Может колодец не копать, а с ручья шланг кинуть, закажем летунам, а потянет ли наш насос, надо бы по карте высотные отметки прикинуть. А Санька недалеко крутится, все на глаза попадается, поговорить что ли хочет? Уйди, не до этого сейчас и так голова пухнет.
А Аленка молодец, уже, и дров натаскала, и в груде тюков котелки и посуду отыскала, и воду принесла, надо бы похвалить. Основную массу тюков и коробов привезут позже, когда стволы свалим и хоть какую-то площадку организуем.
Вот уже и палатки стоят, окопаны по всем правилам, и навес над кухней сделали, и у Аленки варево подходит, скоро ужинать будем. Мужики подтянулись, мол Николаич, ты забыл, что ли, жребий пора бросать на очередность. А Сашка все кругами ходит, словно места себе не находит. Подписал я шесть бумажек цифрами с одного до шести, свернул в комочки да в кепку — подходи по одному. Сашка ломанулся, как молодой лось, чтобы первым тащить, мужики аж заржали, типа вот, как не терпится. И был на его стороне бог, или не знаю, как это назвать — вытащил он бумажку с номером один и аж запрыгал от радости, издав ликующий крик. Серега, которому достался шестой номер, заметно расстроился и начал всячески подъебывать Саньку. Ты мол не слышал, а Николаич себе право первой ночи объявил, так что гуляй Саша, ешь опилки, он директор лесопилки. Но Сашка никак не реагировал, и похоже не слышал вовсе, лишь тупо и блаженно улыбался.

Мне в первую ночь на новом месте, как обычно не спалось, в голове куча мыслей, с чего начинать, что, да как, еще и от Аленкиной палатки всю ночь ахи, да охи, дорвался стервец. Ух, и втащу я завтра Сане, да и Алене тоже, за нарушение регламента.

А утром выползли они из палатки с счастливыми лицами и опухшими губами, и увидел я, как она на Сашку смотрит… Знаете небось все, как влюбленная женщина на своего мужчину смотрит, из глаз словно поток света идет, так они светятся. Вот еще проблема нарисовалась, я аж сплюнул от досады, а Сашка меня глазами нашел и попросил отойти в сторонку для разговора.
— Ну это, значит так… Короче, Любовь у нас… Большая и Настоящая, и больше никто к Алене не подойдет – сперва чуть помявшись, но потом твердо заявил он.
— Ты давай это, сейчас не заводи бучу, вечером после работы соберемся и все обсудим. Без Алены, по-мужски. Бригада мы или где? А пока ни говори никому и ничего. Договорились? – оттянул я проблемный разговор на вечер, потому что и самому надо было подумать. Убирать обоих с бригады? – плохо, впятером точно объект не сдадим, а оставлять их в бригаде, по Сашкиному варианту, еще хуже, парни уже на Алену облизнулись, а тут каждый день перед глазами будет, ревность коллектив убьет на раз. Убирать одну Алену? Тут уже, и Санька, и я кругом виноваты, каюк авторитету. Так и ничего не придумав, решил сперва послушать, что мужики скажут.

Вечером, отправив Аленку мыть посуду к ручью и пока не позовем, не приходить, расселись возле костра. Слово предоставлялось, как обычно по старшинству, так что первый сказал свою горячую речь Александр. Из остальных ничего нового никто не сказал. Сказали, что дурак ты молодой Сашка, жизни не нюхавший, что будут у тебя еще в жизни, нормальные девки, а эта и Крым, и Рим прошла, образно выражаясь, раз поехать согласилась. И напомнили, что и он, и Алена регламент подписывали, а теперь на попятную? Что же ваше слово тогда стоит? Саня пытался возражать, мол, когда подписывал, Алены еще в глаза не видел. Ага, а она, тоже тебя не видела, но на шестерых мужиков подписалась? А ты сейчас только о себе думаешь, а о бригаде? Нам то, что делать, сам знаешь мы не из таких, чтобы друг дружку и деньги в кружку, и Дуньку Кулакову гонять не солидно нам, как подросткам прыщавым… Говорили долго, по несколько кругов, но толку…
Отправил я Саньку помочь Алене посуду принести, а сам мужикам высказал свои мысли и резоны, про то, что непонятно, что нам вообще делать, какие варианты есть еще? Сашку мы не переубедим, да и Аленка про регламент теперь и слышать не захочет.
Предложил я тогда, отложить решение на несколько дней, пусть перебесятся, пупки сотрут, а Сашка и еще что-нибудь, может пройдет тогда их сумасшедшая влюбленность и одумается Саня, а вы потерпите, позавчера только с жен слезли, злоебучие вы мои. Так Сашке и сказал, мол отложили решение на несколько дней.

Но не стали они ждать несколько дней, под утро тихонько ушли в тайгу, послушал видно тогда Александр коллег, понял, что не достучится до наших душ со своими чувствами и принял решение, увести Аленку с глаз подальше. Ну, понятно, не как Адам и Ева ушли голышом, взяли и вещи, и палатку со спальниками, и продукты, и посуду, и топор, и даже небольшую двуручную пилу. Поискали мы их в округе, да бестолково, а до ближайшего жилья по прямой считай 300 км. будет, через тайгу. Подождал я еще сутки, да сообщил по рации о пропаже, без подробностей конечно. Просто – поссорились со мною, обиделись и ушли. Прилетал вертолет, покружил в окрестностях, сказал я летчикам тогда еще про пилу двуручную, что может Саня планировал до реки, ближайшей дойти, да плот сделать и на нем до жилья сплавляться и попросил еще над реками пролететь. Ничего… А мы даже направления не знаем, тут в подмосковных лесах, каждое лето десятки людей теряются, блуждают сутками, а там бескрайняя тайга…
Короче, сгинули они.

Работа дальше у нас совсем не заладилась, да еще расценки снизили задним числом, может из-за Чернобыля, случившегося в том году, может еще по каким причинам, но объект мы не доделали и уже в июле дома были. Бригада развалилась, видимо все подспудно свою вину, в произошедшем, чувствовали, и видеть друг друга не особо хотели, чтоб не бередить. Следователь нас один раз опросил и на этом всё. Я к Сашкиной матери несколько раз заходил, разговаривал, как мог успокаивал, да подкидывал денег и потом еще больше года звонил, теплилась у меня надежда, что объявится сынок. К Аленкиной тоже съездил, а ее оказывается еще в июне похоронили…

Дурак я старый, тогда не старый еще был, но все равно мудак. Не разглядел, не понял, не прочувствовал. Большим начальником себя возомнил, знатоком человеческих душ…
А недавно приходили они ко мне во сне, Сашка с Аленкой. Молодые, веселые, смеются…

АН отвернулся, издал какой-то звук, то ли вздох, то ли всхлип, махнул рукой и ушел по дорожке в темноту…

Все сразу дружно засобирались спать, даже традиционную крайнюю уже пить не стали, да мне и не хотелось тоже. Обычно после бани и выпитого засыпаю почти мгновенно, а тут сна нет ни в одном глазу, все эта история не дает покоя. Отчего-то вспомнился рассказ Чейза «Мертвая яхта», который читал чуть ли не тысячу лет назад, ну, а почему нет, с матерью сыну всегда можно договориться, что она будет говорить, может это и есть скрытый «happy end» для Сашкиной и Аленкиной «love story»? Непонятно правда зачем, очень маловероятно, но почему все-таки нет? Тогда необходимо думать и верить, что всё именно так и было, и до АН утром эту мысль донести. С тем и уснул.
А под утро у АН случился сильный гипертонический криз (первый раз в жизни) и его увезли на скорой в больницу.

Сейчас уже он выписался и дома, надо бы заехать, поговорить по душам, убедить в возможности и правильности моего варианта, чтобы успокоился уже старик…
Но все как-то не соберусь…

По материалам www.vysokovskiy.ru

Муж и жена обедают. Жена проливает на себя борщ:
– Фу! Я выгляжу как свинья!
– Ага. Да ещё и борщом облилась!

Возможность комментариев доступна только зарегистрированным пользователям. Войдите или зарегистрируйтесь на сайте.

Пришел студент в столовую, а все столики заняты, подсаживается к профессору, а тот говорит:
– Гусь свинье не товарищ!
Студент:
– Ну, ладно, я полетел.
Профессор обиделся и решил на экзамене студента “завалить”. День экзамена. Профессор дает студенту самый трудный билет, а тот отвечает на отлично и профессор задает ему дополнительный вопрос:
– Идешь ты по дороге и видишь два мешка, один с золотом, второй с умом. Какой выберешь?
Студент:
– С золотом.
Профессор:
– А я бы с умом взял.
Студент:
– Это кому чего не хватает.
Профессор рассердился и пишет в зачетке “КОЗЕЛ”, студент не посмотрел и ушел. Через некоторое время возвращается и говорит:
– Профессор, вы тут расписались, а оценку не поставили!

Посмотри в окно в 5 утра.. мир так прекрасен без людей!

Муж уезжает в командировку, оставлят жене робота и говорит:
– Если захочешь секса, скажи “Ваня”.
Через несколько дней жена решила трахнуться и говорит “ваня”. Робот начал свое дело. И вдруг муж вспоминает, что забыл сказать как выключить робота. Муж срочно срывается в Москву, ловит тачку на вокзале. Таксист спрашивает “куда?”
– В чертаново.
– Не повезу!, – говорит таксист.
– Почему?
– Там Ваня живёт!

– Все ваши доводы недостаточны для расторжения брака. Вам следует примириться с супругой.
– Это уж слишком суровое наказание, господин судья.

Читайте также:  Как сварить диетический борщ после удаления желчного пузыря

Ссора в соцсети:
– Ни одной твоей букве не верю!… Не повышай на меня шрифт!…И не тыкай в меня восклицательными знаками!

..Радио?? Поставьте пожалуйста для нашего начальника, позавчера лишенного прав, песню “А я иду, шагаю по Москве”.

Жена с мужем разгадывают кроссворд.
– Женское украшение, 6 букв.
– Сиськи.
– Идиот, кольцо!

Профессор психологии объясняет:
— Лучший способ избавить девушку от депрессии – это секс.
Один студент спрашивает:
— Профессор, а как довести девушку до депрессии?

Депрессия? Встань в ванную, одень на голову колготки. Ноги колготок повяжи на веревки для белья. Медленно перемещайся в ванной. ТЫ — ТРОЛЛЕЙБУС! Если при этом надеть лыжи, ты — трамвай. А если надеть лыжи и налить в ванну воды, ты — речной трамвай, а если в ванну с водой уронить включенный фен, ты — электричка, а если выключить свет и одеть налобный фонарик, то ты — метро. А если добавить в воду керосина, то получится самолет, если при этом в воде останется фен — все, пиcец, ты — ракета.

– Не знаешь, кому полочка для ванны нужна? За 1000 р. отдам!
– Не смеши людей, её и бесплатно никто не возьмет!
– Она в упаковке!
– И чё?
– Ты не понял – три слоя пупырчатого целофана!)))
– Так… Больше никому про это не говори! Щас приеду!

По материалам smehovo.ru

Муж и жена обедают. Жена проливает на себя борщ: Фу! Я выгляжу как свинья! ! Ага. Да еще и борщом облилась!

Муж и жена обедают. Жена проливает на себя борщ:
— Фу! Я выгляжу как свинья! !
— Ага. Да еще и борщом облилась!

Рассказал друг. Далее с его слов.

Я обычно до точки назначения добираюсь без приключений.

А у моей жены все с точностью до наоборот, каждый ее перелет это приключение. Самый запоминающийся случай был, когда она в Южную Корею на конференцию летала.

Она должна была лететь из Денвера в Сиэтл, оттуда в Сеул и дальше на какой-то остров. Проблемы начались еще в Денвере, но после небольшого скандала, ее отправили все же в Сеул, правда через Лос Анджелес. На пересадку на следующий самолет она все равно опоздала и застряла в Сеуле на сутки. Позвонила из Кореи и сказала, что, наверное, свою долю приключений она уже получила и домой долетит нормально.

Обратно из Сеула ее отправили в Фукуока в Японии. На тот момент у нее еще не было американского гражданства, была только грин карта. Вообще Япония при отсутствии гражданства требует визу. Но представитель авиалиний заверил, что это не проблема, что они там просто перейдут в другой самолет и полетят дальше. Мол, «У нас почти полный самолет корейцев с грин картой, сами подумайте, не могут же всех не пустить».

Оказалось, что в Фукуока аэропорт размером с небольшой дом, и транзитной зоны там нет. Все, у кого не было американских паспортов, — застряли. Это были: моя жена, те самые корейцы, и что самое главное — американские морские пехотинцы, у которых тоже нет паспортов.

Проблему начали решать, причем на все более и более высоком уровне. Дошло до прямых переговоров между Токио и Вашингтоном, с участием министерств иностранных дел и Пентагона.

В какой-то момент переговоры пришлось сильно ускорить — морские пехотинцы сказали, что они хотят есть, и если их не отведут поесть в приличное место, то они сами пойдут искать ресторан, причем не в аэропорту. От бутербродов они наотрез отказались. Сил на выход из аэропорта у них было предостаточно — их было человек 50.

В результате, решили всех беспаспортных считать лицами без документов. Военные так вообще отказались показывать свои военные документы. Каждого сфотографировали, всем выдали временные документы и поставили туда временную визу. Потом провели каждого под конвоем в зону вылета, примерно 10 метров, и, погасив визу, запустили в самолет. Эта процедура заняла еще почти целый день.

С тех пор, моя жена без меня отказывается куда-либо лететь.

Про приятелей своих расскажу, о том, как с мобильниками надо поаккуратнее.

Началось всё с того, что позвонил Виталик жене с работы, а та вроде как дома была, но коротко бросила — позже перезвони! Говорит, у меня молоко убежало или ещё что-то, а сбросить вызов забыла.
И слышно, как жена в какой-то компании разговаривает с мужиком и хохочет.

Разумеется, его это напрягло, он тут же включил запись и кусок разговора успел записать, пока связь не прервалась.
Там ничего криминального, так, шутки какие-то, но голос мужика-то знакомый.
И это голос его приятеля!
Сразу после работы пошёл Виталик к другану этому, и спрашивает:
— Слушай, а ты Наташку мою сегодня не встречал нигде?
— Нет. Пропала что ли?
— Ага, значит, говоришь, не встречал. А вот послушай, это ведь твой голос!

И включает ему этот отрывок разговора. Приятель послушал и резонно возразил, что и телефон, и запись голос искажают.
А там вовсе не он, и вообще по жёнам друзей не имеет привычки шастать.
Потом говорит, а ну постой, прокрути-ка запись сначала! Начинает внимательно вслушиваться и говорит:
— Ни фига себе. А там же походу моя Юлька с ними! Второй голос точно её, я узнал.
— Ты же говоришь, что искажает.
— Её манера смеяться над тупыми анекдотами неповторима.

Позвонил уже второй знакомец своей жене, та отпирается, мол ничего не знаю.
Но ребята цепкие попались и поскольку симку жене покупал он, то легко получил распечатку звонков за тот день. И парня, который с ними был, по номеру узнали.

До скандала не дошло, выяснилось, что случайно в магазине встретились и просто помог пакет с продуктами до дома донести.
— А почему сразу не сказали?
— Так Виталик он же нервный, зачем зря беспокоить.
Берегите себя и вовремя отключайтесь от звонков.

Муж будит жену ночью, протягивает стакан воды и таблетку анальгина.
— Зачем? — спрашивает жена. — У меня голова не болит.
Муж, срывая с себя трусы: — АГА.

Жена и муж обедают. Жена проливает на себя борщ: — Фу, я выгляжу как свинья. — Ага, еще и борщем облилась.

Жена и муж обедают. Жена проливает на себя борщ:
Фу, я выгляжу как свинья.
Ага, еще и борщем облилась.

Не всё то жена, что ругается. — Ага, бывает и теща.

в понедельник Петрович явился небритый,какой-то помятый,ссадины на фейсе, видать чот случилось:
-Петрович, ну как охота?кабан что=ли тебя так? угостишь кабанятиной-то?
-Да ну на х. брошу я это дело, стараешься, мясо в дом тащишь а тут.
-А чо не так-то?, кабанятина- деликатес,ежли правильно готовить.,твоя-то ведь повариха-умеет.
-Ага деликатес, ежли по морде кабаньей ногой с размаху .не ожидамши получаш.
-Так это что, тебя , кабан значит зацепил?
-Да не, от кабана-то я успел за дерево. а от бабы- от жены то исть никак не смог, это от неё медаль така, с почетной грамотой.
— Как от жены? ну бабы, человек жизнью рисковал, ради мяса в семью, я вот трус, на такой охоте, мог бы даже обосраться, када на тебя такая зверюга-кабан несется,
-Дык я бы тоже лучше обосрался, да не успел, мужики выручили ружьев-то много-завалили, а так хрен знат, чем ба кончилось, кабан-то не разбират, кто чем пахнет , я вот так домой и заявился в цельных трусах , а дальше раздеваюсь значит, целюсь в ванну залезть, а жена;
-А чего это у тебя трусы?
-А чего трусы? сама же дала, перед охотой, при тебе надевал.
-То=то и оно, что при мне, так они у тя на правой стороне.
-Ну так правильно, я дурак что-ли, на Левой носить?
-Значит я дура, точно помню -ты на левую надел, а я не сказала, ладно думаю а чо ему на охоте,перед медведями-то,не перед людями, всё-равно, ах ты сволочь, паразит. кабан значится.
-Ну и пошло-еле отбился, всамделе легше с кабаном с голыми руками биться ,а Машка, ну к которой зашел-то по-пути, тоже дура:
-Фсё Вася можешь идти не боись,всё проверила, мол трусы, часы, носки всё на тебе, на месте, а оно вишь как повернулось, да мужики,охота -это вам не по бутылкам пулять, тут соображать надо, недаром же мужики задолго готовятся, патроны заряжают,ружья чистют да много чего. непростое это дело-охота., ох непростое.

Плиток не хватило на даче. Бетонных 40х40 см. Двух штук. А тут жена кстати заехала на автомобиле к отпускному мужу.

— Не будет ли любезен многоуважаемый джин, в смысле, фея?
— А поехали!

Мы в этом месте много всяких плиток покупали. Чо почем знаем. Квадратный метр такой плитки стоит 450 рублей. Сложным математическим подсчетом с округлением в проспекте данной фирмы установлено, что в квадратном метре шесть штук. Думаете, ныть буду по поводу округления? Не-а. Устраивает.

Выхожу из машины возле бытовки-сарайчика-столовой-магазина.

— Эй, — говорю, — люди! Есть кто живой и торгующий?

— Есть, — отвечают. Такой бородато-небритый и загорелый до черноты мужичок лет шестидесяти, — чего изволит господин?

— А господин изволит две штуки красной плитки сорок на сорок.

— Две квадратных метра? — переспрашивает с надеждой.

— Нет, два плитка всего, — дразнюсь.
— Сколько стоит? — спрашиваю уже для уточнения. Я еще в машине 450 на три разделил, стописят рублей получилось, и в отдельный карман отсчиталось.

— Скока стоит, щаз в проспекте посмотрим! — Смотрит проспект. Шевелит губами шепчет про себя: шесть штук в квадрате, это выходит. Нифига у него не выходит. Зовет на помощь еще одного, похожего, только рубашка другого цвета. Спрашивает: Сколько стоит два красный плитка?

— Смотрел. Шесть штук стоят четыреста пятьдесят рублей. А две штуки сколько стоит?

— Ты еще посмотри, может там написано?

Склоняются над проспектом, водят пальцами. Меня начинает медленно трясти. Я б подсказал, но зубы свело от смеха. Не находят ничего нового в бумажке. К ним подходят еще двое. Как первые, только без рубашек и загорелые до черноты. Обсуждают проблему. пробуют хором поделить 450 на шесть. О том, что полученное потом надо умножать на два они еще не догадываются. Каждый предлагает свой вариант. Спорят, где еще можно посмотреть сколько стоят две плитки. Или позвонить куда. Звонят, чего-то спрашивают.

Наконец к ним подходит девушка Галя в белой блузке, она там продавец и ходила обедать. Улыбается. Ворчит, что пустяковину продать не могут, а она только на полчаса и отошла всего. Бестолочи. В чем вопрос? Сколько стоит две плитки сорок на сорок красные? Фигня вопрос. Сколько у нас в квадратном метре? Шесть? Ага.

Галя достает из сумки сотовый, включает калькулятор, делит 450 на шесть и умножает на два. С победным видом показывает всем экран. Потом озвучивает число мне: 150. Вынимаю из кармана заготовленные сто пятьдесят. Меня уже не трясет. Я больше не могу ржать. Отправляемся грузить плитку в багажник. Я, Галя и первый рабочий.

Мужик аккуратно расстилает в багажнике полиэтилен, укладывает одну плитку. Я тащу вторую. Галя наблюдает и продолжает подсмеиваться над рабочим: Учить надо было математику-то, Сергеич!

Объявление в лифте: Уважаемые жильцы и гости. Просьба не сорить в лифте. 12. 01. 2007 Администрация Чуть ниже фломастером: Простите, прочитал объявление уже после того как отлил. 12. 01. 2007 15-30. Петя Петя, ты муд@к. Более того ты муд@к в пятом поколении. А поскольку ты тупой, объясню проще и папа твой был муд@к, и дедушка, и прадедушка, и так далее по генеалогическому древу. Что вы, что вы? Был бы мой папа муд@к он бы тоже жил в этом подъезде. С удовольствием отлил опять в вашем лифте. И бросил фантик от конфеты это вам за папу. И пачку сигарет тоже это за дедушку. Петя. Господа, к кому приходит этот сцыкун? К вашей дочке, разумеется. Какая еще дура станет общаться с этим олигофреном? Кто это написал? Подпишись, раз такой смелый. Гыгыг. Ваша жена это написала. Умная женщина, склонная к спокойному анализу ситуации. В отличие от остальных членов семьи. Я же найду тебя, мразь. Найду и убью. Дал же бог соседей, а. . Господа, полно вам ссориться. Я ко всем вашим дочкам хожу, и повсюду принимают с радостью. С уважением, Петя. ПС: Уважаемая администрация, почему в лифте нет туалетной бумаги? Что за пренебрежение к гостям подъезда? Неужели жильцам так трудно скинуться на туалетную бумагу? Скажите, Петр, а это не вы выкрутили лампочку в лифте, выломав защитную сетку? Ваш почерк ведь. Успокойте меня, подтвердите, что, кроме вас, к нам ни один муд@к не заходит. О чем вы говорите, а? Вы у себя в уборной лампочки тырите? Вот и я нет. К тому же, если я выкручу лампочку, как вы сможете прочесь и уяснить для себя, что рэп это круто, что Лена шалава, что Спартак Чемпион? Для кого я это пишу на стенах? Так что нечего мне приписывать лишнего. Это просто в обычаях жителей этого подъезда тырить у самих себя. Вы думаете когда у кого-то из вашего подъезда перегорает лампочка, он за лампочкой бежит в соседний подъезд, а не в лифт или на чужую лестничную площадку? Глупость какая! А, впрочем, чему я удивляюсь-то? Контингент в подъезде вполне себе соответствующий любой глупости. Петр. ПС: Администрация, вы не могли бы подклеить к объявлению еще один лист бумаги? Негде же писать! Чем вы там занимаетесь, в конце концов? На новом листе Господа! А ведь этот мерзкий заморыш в чем-то прав. В подъезде, по видимости, завелись крысы. Предупреждаю сразу: изловлю сделаю инвалидом. Чтоб без обид потом было. +1 +1 +1 +1 Я же говорил! Какой-то гадюшник. . Все готовы друг друга убить за лампочку. Тьфу. . Отлил в лифте без удовольствия уже. Петя. Петя, передайте своей маме, что те cекcуальные услуги, что она предоставляет на вокзале, не стоят даже тех мизерных денег, что она за них просит. Папе передайте тоже самое. Или, если не уверены кто из этих мужчин, живущих у вас дома, ваш папа передайте это им всем сразу. Администрация. А вот за такое можно и ответить по всей строгости понятий. Петя. А ты стрелу забей, сцыкло. Администрация Ага. Так я вам и дался на слаб. . Господа, Петр не смог дописать последнее сообщение, поскольку был пойман на месте преступления, нещадно бит и в данный момент, по решению суда занимается ремонтом нашего подъезда. Всю эту переписку оставляем в назидание остальным Петеподобным. Ура, господа! Администрация. ПС. Какая сволочь опять стырила лампочку?

Дед в растерянности стоял и не мог понять, куда именно ему идти. Охранник повернул голову к посетителю, смерил взглядом и презрительно кивнул: Вот ты чего встал, неужели не видно, вон окошки, там и плати. Ты не серчай, сынок, я же думал что у вас тут порядок какой есть, а теперь понятно, что в любом окошке могу заплатить. Дед медленно пошел к ближайшему окошку. С вас 355 рублей и 55 копеек, сказала кассир. Дед достал видавший виды кошелек, долго в нем копался и после выложил купюры. Кассир отдала деду чек. И что, сынок, вот так сидишь сиднем целый день, ты бы работу нашел лучше, дед внимательно смотрел на охранника. Охранник повернулся к деду: Ты что издеваешься, дед, это и есть работа. Аааа, протянул дед и продолжил внимательно смотреть на охранника. Отец, вот скажи мне, тебе чего еще надо? раздраженно спросил охранник. Тебе по пунктам или можно все сразу? спокойно ответил дед. Не понял? охранник повернулся и внимательно посмотрел на деда. Ладно, дед, иди, сказал он через секунду и опять уставился в монитор. Ну, тогда слушай, двери заблокируй и жалюзи на окна опусти. Непо охранник повернулся и прямо на уровне глаз увидел ствол пистолета. Да ты чего, да я щас! Ты, сынок, шибко не ерепенься, я с этой пукалки раньше с 40 метров в пятикопеечную монету попадал. Конечно сейчас годы не те, но да и расстояние между нами поди не сорок метров, уж я всажу тебе прямо между глаз и не промажу, спокойно ответил дед. Сынок, тебе часом по два раза повторять не нужно? Али плохо слышишь? Блокируй двери, жалюзи опусти. На лбу охранника проступили капельки пота. Дед, ты это серьезно? Нет, конечно нет, я понарошку тыкаю тебе в лоб пистолетом и прошу заблокировать двери, а так же сообщаю, что грабить я вас пришел. Ты, сынок, только не нервничай, лишних движений не делай. Понимаешь, у меня патрон в стволе, с предохранителя снят, а руки у стариков сам знаешь, наполовину своей жизнью живут. Того и гляди, я тебе ненароком могу и поменять давление в черепной коробке, сказал дед, спокойно глядя в глаза охраннику. Охранник протянул руку и нажал две кнопки на пульте. В зале банка послышался щелчок закрывающейся входной двери, и на окна начали опускаться стальные жалюзи. Дед, не отворачиваясь от охранника, сделал три шага назад и громко крикнул: Внимание, я не причиню никому вреда, но это ограбление! В холле банка наступила абсолютная тишина. Я хочу, чтобы все подняли руки вверх! медленно произнес посетитель. В холле находилось человек десять клиентов. Две мамаши с детьми примерно лет пяти. Два парня не более двадцати лет с девушкой их возраста. Пара мужчин. Две женщины бальзаковского возраста и миловидная старушка. Одна из кассиров опустила руку и нажала тревожную кнопку. Жми, жми, дочка, пусть собираются, спокойно сказал дед. А теперь, все выйдите в холл, сказал посетитель. Лень, ты чего это удумал, сбрендил окончательно на старости лет что ли? миловидная старушка явна была знакома с грабителем. Все посетители и работники вышли в холл. А ну, цыц, понимаешь тут, серьезно сказал дед и потряс рукой с пистолетом. Не, ну вы гляньте на него, грабитель, ой умора, не унималась миловидная старушка. Старик, ты чего, в своем уме? сказал один из парней. Отец, ты хоть понимаешь, что ты делаешь? спросил мужчина в темной рубашке. Двое мужчин медленно двинулись к деду. Еще секунда и они вплотную подойдут к грабителю. И тут, несмотря на возраст, дед очень быстро отскочил в сторону, поднял руку вверх и нажал на курок. Прозвучал выстрел. Мужчины остановились. Заплакали дети, прижавшись к матерям. А теперь послушайте меня. Я никому и ничего плохого не сделаю, скоро все закончится, сядьте на стулья и просто посидите. Люди расселись на стулья в холле. Ну вот, детей из-за вас напугал, тьху ты. А ну, мальцы, не плакать, дед весело подмигнул детям. Дети перестали плакать и внимательно смотрели на деда. Дедуля, как же вы нас грабить собрались, если две минуты назад оплатили коммуналку по платежке, вас же узнают за две минуты? тихо спросила молодая кассир банка. А я, дочка, ничего и скрывать-то не собираюсь, да и негоже долги за собой оставлять. Дядь, вас же милиционеры убьют, они всегда бандитов убивают, спросил один из малышей, внимательно осматривая деда. Меня убить нельзя, потому что меня уже давненько убили, тихо ответил посетитель. Как это убить нельзя, вы как Кощей Бессмертный? спросил мальчуган. Заложники заулыбались. А то! Я даже может быть и похлеще твоего Кощея, весело ответил дед. Ну, что там ? Тревожное срабатывание. Так, кто у нас в том районе? диспетчер вневедомственной охраны изучал список экипажей. Ага, нашел. 145, Прием. Слушаю, 145. Срабатывание на улице Богдана Хмельницкого. Понял, выезжаем. Экипаж включив сирену помчался на вызов. База, ответьте 145. База слушает. Двери заблокированы, на окнах жалюзи, следов взлома нет. И это все? Да, база, это все. Оставайтесь на месте. Взять под охрану выходы и входы. Странно, слышь, Петрович, экипаж выехал по тревожке, двери в банк закрыты, жалюзи опущенные и следов взлома нет. Угу, смотри номер телефона и звони в это отделение, чо ты спрашиваешь, инструкций не знаешь что ли? Говорят, в ногах правды нет, а ведь и правда, дед присел на стул. Лень, вот ты что, хочешь остаток жизни провести в тюрьме? спросила старушка. Я, Люда, после того, что сделаю, готов и помереть с улыбкой, спокойно ответил дед. Тьху ты Раздался звонок телефона на столе в кассе. Кассир вопросительно посмотрела на деда. Да, да, иди, дочка, ответь и скажи все как есть, мол, захватил человек с оружием требует переговорщика, тут с десяток человек и двое мальцов, дед подмигнул малышам. Кассир подошла к телефону и все рассказала. Дед, ведь ты скрыться не сможешь, сейчас спецы приедут, все окружат, посадят снайперов на крышу, мышь не проскочит, зачем это тебе? спросил мужчина в темной рубашке. А я, сынок, скрываться-то и не собираюсь, я выйду отсюда с гордо поднятой головой. Чудишь ты дед, ладно, дело твое. Сынок, ключи разблокировочные отдай мне. Охранник положил на стол связку ключей. Раздался телефонный звонок. Эка они быстро работают, дед посмотрел на часы. Мне взять трубку? спросила кассир. Нет, доча, теперь это только меня касается. Посетитель снял телефонную трубку: Добрый день. И тебе не хворать, ответил посетитель. Звание? Что звание? Какое у тебя звание, в каком чине ты, что тут непонятного? Майор, послышалось на том конце провода. Так и порешим, ответил дед. Как я могу к вам обращаться? спросил майор. Строго по уставу и по званию. Полковник я, так что, так и обращайся, товарищ полковник, спокойно ответил дед. Майор Серебряков провел с сотню переговоров с террористами, с уголовниками, но почему-то именно сейчас он понял, что эти переговоры не будут обычной рутиной. Итак, я бы хотел Э нет, майор, так дело не пойдет, ты видимо меня не слушаешь, я же четко сказал по уставу и по званию. Ну, я не совсем понял что именно, растерянно произнес майор. Вот ты, чудак-человек, тогда я помогу тебе. Товарищ полковник, разрешите обратиться, и дальше суть вопроса. Повисла неловкая пауза. Товарищ полковник, разрешите обратиться? Разрешаю. Я бы хотел узнать ваши требования, а также хотел узнать, сколько у вас заложников? Майор, заложников у меня пруд пруди и мал мала. Так что, ты ошибок не делай. Скажу тебе сразу, там, где ты учился, я преподавал. Так что давай сразу расставим все точки над и. Ни тебе, ни мне не нужен конфликт. Тебе надо, чтобы все выжили, и чтобы ты арестовал преступника. Если ты сделаешь все, как я попрошу, тебя ждет блестящая операция по освобождению заложников и арест террориста, дед поднял вверх указательный палец и хитро улыбнулся. Я правильно понимаю? спросил дед. В принципе, да, ответил майор. Вот, ты уже делаешь все не так, как я прошу. Майор молчал. Так точно, товарищ полковник. Ведь так по уставу надо отвечать? Так точно, товарищ полковник, ответил майор. Теперь о главном, майор, сразу скажу, давай без глупостей. Двери закрыты, жалюзи опущены, на всех окнах и дверях я растяжки поставил. У меня тут с десяток людей. Так что не стоит переть необдуманно. Теперь требования, дед задумался, ну, как сам догадался, денег просить я не буду, глупо просить деньги, если захватил банк, дед засмеялся. Майор, перед входом в банк стоит мусорник, пошли кого-нибудь туда, там конверт найдете. В конверте все мои требования, сказал дед и положил трубку Это что за херня? майор держал в руках разорванный конверт, бл@, это что, шутка? Майор набрал телефон банка. Товарищ полковник, разрешите обратиться? Разрешаю. Мы нашли ваш конверт с требованиями, это шутка? Майор, не в моем положении шутить, ведь правильно? Никаких шуток там нет. Все, что там написано все на полном серьезе. И главное, все сделай в точности как я написал. Лично проследи, чтобы все было выполнено до мелочей. Главное, чтобы ремень кожаный, чтоб с запашком, а не эти ваши пластмассовые. И да, майор, времени тебе немного даю, дети у меня тут малые, сам понимаешь. Я Леньку поди уже лет тридцать знаю, миловидная старушка шептала кассиру, да и с женой его мы дружили. Она лет пять назад умерла, он один остался. Он всю войну прошел, до самого Берлина. А после так военным и остался, разведчик он. В КГБ до самой пенсии служил. Ему жена, его Вера, всегда на 9 мая праздник устраивала. Он только ради этого дня и жил, можно сказать. В тот день она договорилась в местном кафе, чтобы стол им накрыли с шашлыком. Ленька страсть как его любил. Вот и пошли они туда. Посидели, все вспомнили, она же у него медсестрой тоже всю войну прошла. А когда вернулись. ограбили их квартиру. У них и грабить-то нечего было, что со стариков возьмешь. Но ограбили, взяли святое, все Ленькины награды и увели ироды. А ведь раньше даже уголовники не трогали фронтовиков, а эти все подчистую вынесли. А у Леньки знаешь сколько наград то было, он всегда шутил, мне говорит, еще одну медаль или орден если вручить, я встать не смогу. Он в милицию, а там рукой махнули, мол, дед, иди отсюда, тебя еще с твоими орденами не хватало. Так это дело и замяли. А Ленька после того случая постарел лет на десять. Очень тяжело он это пережил, сердце даже прихватывало сильно. Вот так вот Зазвонил телефон. Разрешите обратиться, товарищ полковник? Разрешаю, говори, майор. Все сделал как вы и просили. В прозрачном пакете на крыльце банка лежит. Майор, я не знаю почему, но я тебе верю и доверяю, дай мне слово офицера. Ты сам понимаешь, бежать мне некуда, да и бегать-то я уже не могу. Просто дай мне слово, что дашь мне пройти эти сто метров и меня никто не тронет, просто дай мне слово. Даю слово, ровно сто метров тебя никто не тронет, только выйди без оружия. И я слово даю, выйду без оружия. Удачи тебе, отец, майор повесил трубку. В новостях передали, что отделение банка захвачено, есть заложники. Ведутся переговоры и скоро заложников освободят. Наши съемочные группы работают непосредственно с места событий. Мил человек, там, на крыльце лежит пакет, занеси его сюда, мне выходить сам понимаешь, сказал дед, глядя на мужчину в темной рубашке. Дед бережно положил пакет на стол. Склонил голову. Очень аккуратно разорвал пакет. На столе лежала парадная форма полковника. Вся грудь была в орденах и медалях. Ну, здравствуйте, мои родные, прошептал дед. Как же долго я вас искал, он бережно гладил награды. Через пять минут в холл вышел пожилой мужчина в форме полковника, в белоснежной рубашке. Вся грудь, от воротника, и до самого низа, была в орденах и медалях. Он остановился посередине холла. Ничего себе, дядя, сколько у тебя значков, удивленно сказал малыш. Дед смотрел на него и улыбался. Он улыбался улыбкой самого счастливого человека. Извините, если что не так, я ведь не со зла, а за необходимостью. Лень, удачи тебе, сказал миловидная старушка. Да, удачи вам, повторили все присутствующие. Деда, смотри, чтобы тебя не убили, сказал второй малыш. Мужчина как-то осунулся, внимательно посмотрел на малыша и тихо сказал: Меня нельзя убить, потому что меня уже убили. Убили, когда забрали мою веру, когда забрали мою историю, когда переписали ее на свой лад. Когда забрали у меня тот день, ради которого я год жил, что бы дожить до моего дня. Меня убили, когда меня предали и ограбили, меня убили, когда не захотели искать мои награды. А что есть у ветерана? Его награды, ведь каждая награда это история, которую надо хранить в сердце и оберегать. Но теперь они со мной, и я с ними не расстанусь, до последнего они будут со мной. Спасибо вам, что поняли меня. Дед развернулся и направился к входной двери. Не доходя пару метров до двери, старик как-то странно пошатнулся и схватился рукой за грудь. Мужчина в темной рубашке буквально в секунду оказался возле деда и успел его подхватить под локоть. Чего-то сердце шалит, волнуюсь сильно. Давай, отец, это очень важно, для тебя важно и для нас всех это очень важно. Мужчина держал деда под локоть: Давай, отец, соберись. Это наверное самые важные сто метров в твоей жизни. Дед внимательно посмотрел на мужчину. Глубоко вздохнул и направился к двери. Стой, отец, я с тобой пойду, тихо сказал мужчина в темной рубашке. Дед обернулся. Нет, это не твои сто метров. Мои, отец, еще как мои, я афганец. Дверь, ведущая в банк открылась, и на пороге показались старик в парадной форме полковника, которого под руку вел мужчина в темной рубашке. И, как только они ступили на тротуар, из динамиков заиграла песня День победы в исполнении Льва Лещенко. Полковник смотрел гордо вперед, по его щекам катились слезы и капали на боевые награды, губы тихо считали 1, 2, 3, 4, 5 никогда еще в жизни у полковника не было таких важных и дорогих его сердцу метров. Они шли, два воина, два человека, которые знают цену победе, знают цену наградам, два поколения 42, 43, 44, 45 Дед все тяжелее и тяжелее опирался на руку афганца. Дед, держись, ты воин, ты должен! Дед шептал 67, 68, 69, 70. Шаги становились все медленнее и медленнее. Мужчина уже обхватил старика за туловище рукой. Дед улыбался и шептал. 96, 97, 98 он с трудом сделал последний шаг, улыбнулся и тихо сказал: Сто метров я смог. На асфальте лежал старик в форме полковника, его глаза неподвижно смотрели в весеннее небо, а рядом на коленях плакал афганец.

Жена говорит мужу: — Вот вспомни фильм Семнадцать мгновений весны, Щтирлиц свою жену не видел 16 лет! Он ей 16 лет верность хранил!
— Это она так думала
— Он не мог ее обманывать!
— Ага, весь третий Рейх — мог, а ее не мог!

История у меня опять будет длинная, кого это напрягает — просто пролистайте. Да и как такую историю коротко написать, чтобы поняли и прочувствовали?
Приношу сразу извинения за возможно слишком натуралистические подробности, но «из песни слов не выкинешь», а если выкинешь, то это будет совсем другая песня.
Вполне отдаю себе отчет, что скорее всего, историю заминусят, и в первую очередь женщины, уж далеко не в лучшем свете выставляются они, да и мужчины тоже. История хоть и про любовь, но очень выпадает из канвы классического, женского любовного романа, но вот такая, как есть, совсем неприглядная проза жизни.

Читайте также:  Сколько нужно добавлять уксуса в борщ на 3 литра

Традиционно на майские праздники выезжаем семьями к товарищу в его загородный дом, километров 70 от Москвы. Шашлыки, баня, прогулки на майском солнышке. что еще надо человеку, соскучившемуся за долгую зиму по весеннему теплу, природе и ласковым солнечным лучам. Женщины в баню пошли первыми и к тому моменту, как мы расслабленные из нее выползли, уже переместились из беседки в дом, забрав с собой бутылки вина, сыры, шоколадки и прочие оливки. Получилось, что мы в беседке остались чисто мужской компанией. Уже стемнело, комары еще не появились после зимней спячки, относительно тепло, сидим, лениво болтаем, умеренно выпиваем и с удовольствием вкушаем вкуснейший шашлык из свежайшей баранины на косточках. Хорошо то как.

До этого переговорили уже обо всем помаленьку, и о погоде, и хоккей с футболом обсудили, и как обычно бывает без женщин — пошел треп о бабах, зачастую с извечным мужским цинизмом.
Тесть товарища (дальше пусть будет Александр Николаевич — АН), возрастом далеко за 60, но крепкий еще мужик, без малейших признаков старческого слабоумия, без какой-либо пожилой неопрятности или возрастного равнодушия к внешности и к жизни, после очередной рюмки чего-то глубоко задумался, но вдруг встрепенулся и говорит:
— А расскажу-ка я вам ребяты историю про любовь с первого взгляда. — мы немного опешили, такой записной циник и матерщинник и вдруг про любовь. да еще и с первого взгляда. Истории от АН мы все обожаем, рассказывает он их степенно, не торопясь, делая иногда серьезные мхатовские паузы, но получается у него так вкусно и с прибауточками, что всегда прямо ждешь новую историю. Но на заказ не рассказывает, просить бесполезно, только под настроение.
Далее с его слов, понятно, что не дословно, но попытался я максимально близко передать, ну и поубирал чутка ненормативную лексику не несущую смысловой нагрузки и значительно сократил излишние подробности, особенно в частности касающейся работы.

Сама история случилась в 1986 году, но начну с более ранних событий, чтобы понятней все было. Жили мы тогда в Омске и годов мне было тогда много меньше, чем сейчас любому из здесь присутствующих, но мужчина был я уже очень серьезный, бригадир, хоть и на шабашке, бригаду свою вот так держал (жест удушения на горле). Подогнал мне эту шабашку мой «лепший» друг, работающий в серьезном министерстве. К таежным лесным пожарам тогда относились не в сравнение ой как серьезно, особенно возле нефтянки, а так как места по таежному глухие и отдаленные, пришла в чью-то светлую голову мысль, чего мы мол вертолеты гоняем, иногда по 400 км. в один конец, надо бы в тайге «площадки подскока» организовывать. А так получается летит вертолет в один конец 2 часа, поработал на точке, в лучшем случае, час и пора уже назад и пожарные расчеты в тайге надолго не оставишь. Глупая потеря времени, ресурса и горючки. Вот такие площадки мы и делали, ну сама площадка под вертолеты, склады под ГСМ и прочее, жилые бараки для летчиков, механиков и расчетов. Работали с мая по сентябрь включительно, иногда захватывая и часть октября. По сдельному договору, а платили замечательно, за сезон выходило иногда более чем по четыре тысячи рублей на брата. Напомню, кто забыл, за такие деньги тогда можно было кооперативную квартиру в Омске взять. А почему так? Да потому, что мы своей бригадой из шести человек делали столько же, сколько тридцать работников из министерства на окладе, плюс к ним нужен начальник, прорабы, на такое количество людей уже, и инженер по ТБ, и врач, не считая прочих поварих и учетчиц. Палатками обеспечь, продуктами, инструментами, спецодеждой и тому подобным, и даже почтой, а у нас все свое, вот и выходило, что с нами намного выгоднее и ответственности почти никакой, случись чего, а у них каждый год ЧП, то драки, то поножовщина с трупами, а уж несчастных случаев.

Но и вкалывали мы будь здоров, по 14-15 часов в день, обычное дело. И условия весьма спартанские. Иногда место такое гнусное, гнуса столько, что и неба не видно. Такой вот каламбур получился. Работа только в накомарнике, в рукавицах и плотной одежде, и это при летней жаре. Так мошкА и под одежду залазила, и бывало так доставала, что здоровые мужики прям стервенели и в истерике бились, особенно в конце мая, пока стрекоза еще не вылупилась. Про Васюганское болото слышали? Так вот, кто не слышал: по площади, как несколько не самых маленьких европейских государств — самое большое болото на Земле. На планете Земля! Бля.

Бригаду сам подбирал, все парни здоровые, рукастые, работящие и спокойные, нытиков и психов не было. Костяк состава за пять лет почти не менялся. Но первый год поехали всемером, так под конец сезона переругались, волками друг на друга смотрели, а все почему? Жрали одни консервы в сухомятку (при такой работе еще и готовить?), в грязном ходили, да в грязи жили, за собой перестали следить, ну и по бабам, мало сказать, заскучали. Мужики все женатые были, а тут вдруг спермотоксикоз полнейший. Участок сложнейший был, да и ляпы по неопытности допускали, которые переделывать приходилось. Двоих тогда пришлось из бригады убирать, убить друг друга готовы были, а с остальными беседы нравоучительные проводить.
Решил я тогда, что так дело не пойдет, надо женщину на сезон в бригаду брать, чтобы еду нормальную готовила, стирала, за порядком следила, ну и услуги оказывала, для сексуальной, так сказать, разрядки. Мужики засомневались, ну где такую найдешь, чтобы всем, носом не крутила и выдержала. А я предложил, давайте регламент пропишем и подпишет каждый, ну, например, один день — только один человек и не больше часа, а в воскресенье гарантированный сексуальный выходной и платить много, почти как полноправному члену бригады. Ну и понятно, без всяких там: в попку, садизма-мазохизма и прочих непотребностей, по котором в тогдашнем УК статьи были. А если пожалуется на кого, хоть бы просто и не помытый пришел — следующей свиданки лишать. Спорили долго, особенно по оплате, но я настоял — давайте попробуем, а если желающих неожиданно много будет, то тогда планку и понизим. А один еще заявил, что мало ему один раз в шесть дней, надо бы каждый, или хотя бы через день.
— А ты ничего не попутал? Мы туда едем вкалывать, как прОклятые папы Карло, а не на пикничок с поебушками. Деньги хорошие зарабатывать, а не развлекаться с телками на пленэре.
Парни дальше раздухарились, посыпались пожелания по возрасту, внешности, что неплохо было бы смотрины устроить, а лучше полную приемку, но я твердо сказал:
— Баста! Выбираю я, и только я, а кого не устраивает, прошу на выход с вещами, иначе кончится все тем, что никуда больше не поедем, будем только спорить и выбирать, еще в городе пересрёмся. А для меня главное, чтобы трудностей не боялась, хозяйственная и готовила хорошо, чистюлей еще чтоб была, а лучше всего деревенская, рукастая, да ухватистая, а не модель с грудью 6-го размера, как некоторые тут запрашивали, так и до пизды поперек размечтаетесь.
Поржали, но на том и порешили.

— Ну и чего опять не нАлито? Всё вас молодых учи да подгоняй, у оратора уже в горле пересохло, а они сидят. — самый молодой за этим столом уже считал до трех, последние года, чтобы полувековой юбилей отпраздновать, но для АН мы все еще молодежь.
— Не-е, мне эту хрень не наливай, пивал я самогон и получше, лей водовку — это АН зятю, когда тот попытался ему налить коллекционный односолодовый виски из вновь открытой бутылки.
— Перехиляем — АН (любит иногда украинское словечко ввернуть, подчеркивая свои корни) чокнулся со всеми и медленно выпил свою стопку, также не торопясь закусил, размеренно пожевал и наконец продолжил рассказ.

За месяц до выезда дал я объявление в газету, что-то типа того: Приглашается на работу чистоплотная женщина в качестве поварихи на полевой выезд в тайгу, на период такой-то, для бригады из 6 человек. Обязанности: организация 3-х разового питания, стирка и поддержание порядка на территории. Оплата от 2000 руб. за сезон, оформление по договору. И телефон указал, чтобы дома не светиться, одинокого родственника-инвалида, который должен был первоначальный отсев производить, в частности по возрасту и встречи назначать. Взмолился он уже через день, убери мол цифру по зп из объявления, телефон бренчит не переставая, даже мужики звонят, согласны хоть на полюс и хоть северным оленем ехать. Так и сделал, исправил на: Зп высокая, по договоренности.
Встречался обычно днем в кафе. Если человек не нравился, короткий разговор, оставьте телефон, а если интересный вариант, то уже чай-кофе, душевная беседа, а сам попутно решал, какую цифру назвать, насколько нам человек подходит и если интересен, то не откажется ли сразу, если мало за такую необычную работу предложу. Наконец, зп объявил, вспышка радости в глазах, а в уме уже щелкает извечный женский калькулятор на что деньги потратит. Пора и к деликатной части беседы переходить, регламент показывать.
— И что, прямо все соглашались? — АН недовольно посмотрел на спрашивающего.
— Нет, конечно, одна из трех-четырех, которым предлагал, а я далеко не со всеми деликатную тему вообще упоминал.

За неделю до выезда было у меня три неплохих, на мой взгляд, варианта. Но первый блин, как обычно. Не брал я раньше женщин на работу, вот и повелся на лесть, ласковый угодливый голосок, да еще и приятная такая хохлушечка 29 лет, с украинским говорком и словечками, наверное, этим еще меня купила. А по факту оказалась нимфоманистая стерва, скандалистка, истеричка и при этом дура и неумеха.

Недели через три, в очередной раз выплюнув подгоревший кусок, очередной каши с тушенкой, и слушая ее визгливый голос, я уже всерьез размышлял, не отправить ли суку домой ближайшим вертолетом, привозящим оборудование и стройматериалы. Но та видно женским чутьем почувствовала, что тучи над ее головой серьезно сгустились, и выбрала единственный, на ее взгляд, верный способ — приняла на себя повышенные блядско-социалистические обязательства. Объявила всем, чего вы мол хлопцы мучаетесь, я готова всем и в любое время давать, зачем нам какой-то регламент. Ну и дура такая, рассчитывала еще таким образом больше денег срубить, но нет, чтобы спросить заранее, оставила вопрос до расчета. А парни и рады стараться, развлечений то в тайге никаких, да и баба, что на ощупь, что на вид очень аппетитная была. Понятно, что получилось все в ущерб работе, а особенно готовке, стирке и порядку. Отпустил я этот вопрос, ну любил я свою бригаду, уважал мужиков, вот и развел излишнюю демократию. Но не рассчитала она кобелиных аппетитов моих злыдней писюкатых и через недели три пришла жаловаться, подвело ее женское здоровье, как объяснила, получилась у нее сильная эрозия шейки матки, ранее не до конца вылеченная. С ее слов, по ощущениям, если кто, когда достает, то словно шпилит в открытую рану, сил мол больше терпеть нету. А чего терпела и молчала, мы то твои охи и дерганья за неподдельную страсть принимали и не звери мы ж какие-то, объяснил я все мужикам, и решили, что на какое-то время объявляется табу на Галкино влагалище. Но та не снизила темпов производства и принятых на себя трудовых обязательств — полностью перешла на ротовую полость. Через какое-то время обратил я внимание на ее лицо, с обметанными губами и застарелыми заедами в уголках рта и категорически запретил пользоваться и этим инструментом. Думаете ее это остановило? Что-нибудь про мануальную технику лингам-массажа слышали? Занимательная, я вам скажу, вещь, самому, грешен, до одурения понравилось. Где только нахваталась? Но когда закончилось всё подсолнечное и сливочное масло, все крема и гели, и увидал я Галку, задумчиво прущую в свою палатку большую банку с солидолом, принял я волевое решение и остановил эту сексуальную вакханалию и буйство плоти, заставил всех и ее, в первую очередь (заверив, что уже точно не выгоню), все-таки вернуться к регламенту. Такая вот спермовыжималка-стахановка попалась.

— Не-е, ну шо такэ, опять вам напоминать и подгонять надо? — АН встал с лавки и потянулся всем телом.
— Слышь, Александр Николаевич, чего-то я не понял, ты вроде обещал историю про любовь с первого взгляда, а тут целой бригадой бабу трахают во все щели, уже которую серию, в сексуального инвалида практически превратили, а взгляда все нет и нет. — задал кто-то, вертевшийся и у меня вопрос. Шутка удалась, засмеялись все, в том числе и АН.
— Ну правда ваша, что-то я увлекся воспоминаниями, это все присказка была, потерпите еще чуток.
Выпили-закусили и он продолжил.

Сезон затянулся, а по приезду, уже в начале ноября, когда я получил расчет, Галина устроила грандиозный скандал с визгливыми криками перед всей бригадой. Она дескать к нам со всей распахнутой душой (в интересном месте получается у нее душа), а мы для нее зажали какие-то жалкие 335 рублей. 2000, если быть точным, которые она хотела сверху от оговоренной суммы, с каждого стерва посчитала. Потом истерика, слезы, поддельный обморок и т.д. — вполне качественный, классический женский концерт. В третьем отделении перешла к угрозам, тут и групповое изнасилование, и милиция, и прокуратура, и женам нашим все расскажет. Короче, пришлось по одному заветному телефону позвонить, чтоб пугнули хорошенько, вроде пронесло.

Понятно, что на следующий год, я подошел к этому вопросу с большой опаской. Но стало получаться, и в этот раз, и последующие два года, брал я нормальных, спокойных, труда и трудностей не боявшихся женщин от 30 до 34 лет, от жизни уже ничего хорошего не ожидающих, с пониманием и философски относящихся к мужскому кобелизму. Соглашавшихся только по трудному финансовому положению, ну и понятно, полные неудачницы в личной жизни. Знаете, про таких иногда говорят: Зарекалась баба без любви ебаться, заебалась баба зарекаться. Обычно на следующий год опять просились, но все мужики были категорически против, свеженького хотелось, ебарям-задушевникам.
В общем и целом, работали нормально, а нарушений регламента, я больше не допускал.

Ну и как водится, расслабился, вальяжным стал, ощутил себя большим специалистом в женской психологии, дергающим за ниточки судеб. А тут, как назло, неделя всего осталась, а нет у меня подходящего варианта, думал уже из старых кого звать.
Пришла, на очередную встречу молодая девчонка, примерно двадцати лет, хотел сразу отказать, не в нашем формате, но чем-то зацепила, стали разговаривать. Студентка, на 3-м курсе, сама из далекой деревни, мать ее поздно родила, одна воспитывала, а сейчас уже на пенсии, а пенсия 48 рублей и болеет. Присылает червонец, каждый месяц, да стипендия 40. А что такое в большом городе 50 рублей для молодой девушки? С голоду не помрешь, но ведь надо еще и одеваться, и на косметику ту же.
— Ну возьмите меня, пожалуйста, я готовлю хорошо, от моего борща все с ума сходят. Сколько вы платите? — и умоляюще так смотрит. Я молчу пока, дальше разговоры разговариваем.
— Знаете, Александр Николаевич, как это безденежье достало, собрались нас в комнате в общаге трое, еще две таких же бедолаги. Было один раз, что три дня ничего не ели, не рассчитали до стипухи, дуры мы, планировать, да растягивать нифига не умеем. Парни еще как-то подрабатывают, ну там вагоны разгружают, или сторожами, а студентке с подработкой вообще проблема. Когда в одном ДК неподалеку появилась вакансия приходящей уборщицы с окладом в 35 рублей, то туда, и наша, и соседняя общаги, чуть ли не в полном составе явились. Я ей про трудности работы в тайге, про гнус, бытовые неудобства, а она мне: Да я ж деревенская, сортир теплый первый раз в 16 лет увидала, я вам и зеленушечки посажу, ну укропчик там, петрушку, лучок, может и редиску с огурчиками. Ну возьмите, пожалуйста, возьмите меня. Ну подожди девочка, подожди. не уверен я, что правильно это будет, хоть и жалко тебя, но не знаешь ты еще ничего. Она вдруг встрепенулась, выпрямилась и как-то зло сказала:
— А знаете, я вор. я однажды кусок мяса украла. В этот день даже хлеба купить не на что было, а пошла к одногруппнице этажом выше, может денег перехватить, или макарон занять, а там из кухни такой запах, кто-то поставил в большой кастрюле бульон варить, сразу полный рот слюны и никого. Я мясо из кастрюли ложкой вытащила, в карман халата сунула и бегом к себе. Там грудинка была, грамм триста, так и сожрали втроем полусырое без хлеба, макая в крупную соль. но это лучше, чем с армянами по кабакам. — замолчала. Хм, был похоже негативный опыт, подумалось мне. Заказал я обед, ладно, покормлю хоть, ну и 200 коньяку.
— А не боишься одна с мужиками в тайгу? — надо потихоньку отговорить, не обижать категоричным отказом…
— Ну вы же мужчина строгий и правильный, я же вижу, в обиду не дадите — вот черт и не возразишь толком.
— А институт как же? Летнюю сессию ведь не сдашь.
— А ерунда, решу как-нибудь или академ возьму. Денег подзаработаю, да восстановлюсь, знаете, как жизнь такая на грани нищеты надоела? Наверное, не хотите брать, думаете молодая слишком, к мамке проситься начну. Да сильная я, ничего не боюсь. — погрустнела.
— А парень у тебя есть?
— Нет. Вокруг моральные уроды, маменькины сынки, да козлы одни, дальше койки фантазии у них не распространяются — не выдержал, отвел взгляд от этих умоляющих глаз.
Начал я ей про бригаду рассказывать, что парни все у меня хорошие, все славяне, женатые. Тут слукавил немного. Второй год работал у меня Сашка, молодой еще пацан, двадцати одного года. Отличный парень, веселый, но пахал как вол, или, как модно сейчас говорить, как раб на галерах, и руки откуда надо растут, и голова светлая, четвертый курс строительного ВУЗа заканчивал. Рассказываю, что в тайге сухой закон у нас. И опять немного лукавлю. Выдавал я по воскресеньям к обеду (после уже не работали), литр спирта из заветной фляги с замком, и больше ни-ни, как не упрашивали. И вдруг поймал себя на мысли, что уже я уговаривать начал. Девчонка, далеко не красавица, но лицо чистое, глаза крупные, зеленные, пухлая нижняя губа придает лицу немного наивное, детское выражение, но притом вся такая ладная, опрятная, женственная. Ну знаете, как пел Юрий Лоза: » И от мыслей энтих, чтой-то поднимается, не в штанах конечно, а в моей душе. «

— А вообще я считаю песню «Над деревней Клюевкой. » шедевром, лучшим примером стёба, или, как сейчас говорят, троллинга над популярным тогда славянским псевдофолькролом, ну кто помнит, сябры всякие и прочие малиновки. Кто не помнит песню — послушайте, только без дурацкого видео, иначе текст теряется. И Лоза тогда другие песни талантливые писал. Куда что делось?
— Теперь он бло-о-огер — издевательски потянул АН. — Такую херню пишет, аж стыдно за человека. Мда. ушла муза, бывает. ушла насовсем, так хоть бы не позорился под старость лет. Да ладно, бог ему судья.

— Александр Николаевич, ты бы не растекался мыслью по древу, так и до рассвета не дорасскажешь. — перебил зять.
— А с рассветом это вопрос не ко мне, а к нашему долбанному правительству, сами запутались и всех запутали с этим переводом часов. Зато теперь в Подмосковье в мае темнеет в восемь вечера, но светает уже в три — разозлился АН.
— Николаич, это ты что ли влюбился? Поясни народу. — я попытался вернуть его к истории.
— Тьфу, придурки. У меня тогда жена уже третьего носила, кака-така любовь. Ладно, рассказываю дальше, попытаюсь покороче, но прошу не перебивать.

Аленка выпила рюмку, поела, раскраснелась, а когда я цифру назвал (даже больше чем планировал), то чуть не задохнулась, уставившись на меня широко открытыми глазами. Но это не всё еще девонька, на возьми, регламент почитай. Прочитала и глубоко задумалась. Откажется, подумалось мне, пошлет и еще и по лицу даст, так и надо мне, старому пердуну, понимал же сразу, что не то.
А она вдруг говорит:
— Это что получается, примерно по 15-20 рублей за час выходит? Я согласна.
Теперь уже я на нее уставился, в таком ракурсе я никогда раньше этот вопрос не рассматривал. Ой, не проста ты девонька, ой не проста. Чего ж тебе в жизни повидать пришлось? Она поняла, что ляпнула лишнее и густо покраснела. Краснеть не разучилась, это хорошо, это просто замечательно.

Договорились на завтра съездить в венеричку к знакомому доктору, чтобы анализы взял и проф. осмотр, так сказать, провел. Сказал, какие вещи надо купить, и чтобы противозачаточные таблетки принимать начинала, не привыкли мы пользоваться в тайге резинотехническим изделием № 2, ну и дал я ей на это 50 рублей, типа подъемных, но скорее, чтобы совесть заглушить, в глубине души надеясь, что не придет. Пришла.

Летели тогда самолетом до Сургута или Нижневартовска, вот бля, не помню уже, куда за день я отправил Саньку, чтобы подготовил инструменты и другое барахло, которое мы хранили там в съемном гараже. Дальше грузились и вертолетом до места. Мужики мои, Аленку увидав, хвосты распушили, так и вьются возле, а она скромно так, глазки потупив, ни на кого не смотрит, лишь односложно отвечает на прямые вопросы. А я уже не нарадуюсь, какой я молодец, такую деваху парням подогнал, явно всем понравилась. Один Санька не вьется, сидит в сторонке, но тоже глаз не сводит, а когда встречается с ней глазами, то как-то пятнами идет. Не обратил я тогда на это особого внимания, ну молодо-зелено.

Не всегда получалось в нужном месте высадиться, иногда за несколько километров до нужной точки и бывало с зависшего невысоко вертолета груз выбрасывать и прыгать приходилось. В первый день всегда суеты много. А место оказалось хорошее, на бугорке, под ветерком, не очень густо растущая лиственница с кедром, бурелома почти нет, ручей метрах в трехстах. Все повеселели, работают дружно, а я хожу места выбираю, где палатки ставим, где туалет копаем, а вот здесь летний душ сделаем, чтобы вода по небольшой ложбинке уходила. Может колодец не копать, а с ручья шланг кинуть, закажем летунам, а потянет ли наш насос, надо бы по карте высотные отметки прикинуть. А Санька недалеко крутится, все на глаза попадается, поговорить что ли хочет? Уйди, не до этого сейчас и так голова пухнет.
А Аленка молодец, уже, и дров натаскала, и в груде тюков котелки и посуду отыскала, и воду принесла, надо бы похвалить. Основную массу тюков и коробов привезут позже, когда стволы свалим и хоть какую-то площадку организуем.
Вот уже и палатки стоят, окопаны по всем правилам, и навес над кухней сделали, и у Аленки варево подходит, скоро ужинать будем. Мужики подтянулись, мол Николаич, ты забыл, что ли, жребий пора бросать на очередность. А Сашка все кругами ходит, словно места себе не находит. Подписал я шесть бумажек цифрами с одного до шести, свернул в комочки да в кепку — подходи по одному. Сашка ломанулся, как молодой лось, чтобы первым тащить, мужики аж заржали, типа вот, как не терпится. И был на его стороне бог, или не знаю, как это назвать — вытащил он бумажку с номером один и аж запрыгал от радости, издав ликующий крик. Серега, которому достался шестой номер, заметно расстроился и начал всячески подъебывать Саньку. Ты мол не слышал, а Николаич себе право первой ночи объявил, так что гуляй Саша, ешь опилки, он директор лесопилки. Но Сашка никак не реагировал, и похоже не слышал вовсе, лишь тупо и блаженно улыбался.

Мне в первую ночь на новом месте, как обычно не спалось, в голове куча мыслей, с чего начинать, что, да как, еще и от Аленкиной палатки всю ночь ахи, да охи, дорвался стервец. Ух, и втащу я завтра Сане, да и Алене тоже, за нарушение регламента.

А утром выползли они из палатки с счастливыми лицами и опухшими губами, и увидел я, как она на Сашку смотрит… Знаете небось все, как влюбленная женщина на своего мужчину смотрит, из глаз словно поток света идет, так они светятся. Вот еще проблема нарисовалась, я аж сплюнул от досады, а Сашка меня глазами нашел и попросил отойти в сторонку для разговора.
— Ну это, значит так… Короче, Любовь у нас… Большая и Настоящая, и больше никто к Алене не подойдет – сперва чуть помявшись, но потом твердо заявил он.
— Ты давай это, сейчас не заводи бучу, вечером после работы соберемся и все обсудим. Без Алены, по-мужски. Бригада мы или где? А пока ни говори никому и ничего. Договорились? – оттянул я проблемный разговор на вечер, потому что и самому надо было подумать. Убирать обоих с бригады? – плохо, впятером точно объект не сдадим, а оставлять их в бригаде, по Сашкиному варианту, еще хуже, парни уже на Алену облизнулись, а тут каждый день перед глазами будет, ревность коллектив убьет на раз. Убирать одну Алену? Тут уже, и Санька, и я кругом виноваты, каюк авторитету. Так и ничего не придумав, решил сперва послушать, что мужики скажут.

Вечером, отправив Аленку мыть посуду к ручью и пока не позовем, не приходить, расселись возле костра. Слово предоставлялось, как обычно по старшинству, так что первый сказал свою горячую речь Александр. Из остальных ничего нового никто не сказал. Сказали, что дурак ты молодой Сашка, жизни не нюхавший, что будут у тебя еще в жизни, нормальные девки, а эта и Крым, и Рим прошла, образно выражаясь, раз поехать согласилась. И напомнили, что и он, и Алена регламент подписывали, а теперь на попятную? Что же ваше слово тогда стоит? Саня пытался возражать, мол, когда подписывал, Алены еще в глаза не видел. Ага, а она, тоже тебя не видела, но на шестерых мужиков подписалась? А ты сейчас только о себе думаешь, а о бригаде? Нам то, что делать, сам знаешь мы не из таких, чтобы друг дружку и деньги в кружку, и Дуньку Кулакову гонять не солидно нам, как подросткам прыщавым… Говорили долго, по несколько кругов, но толку…
Отправил я Саньку помочь Алене посуду принести, а сам мужикам высказал свои мысли и резоны, про то, что непонятно, что нам вообще делать, какие варианты есть еще? Сашку мы не переубедим, да и Аленка про регламент теперь и слышать не захочет.
Предложил я тогда, отложить решение на несколько дней, пусть перебесятся, пупки сотрут, а Сашка и еще что-нибудь, может пройдет тогда их сумасшедшая влюбленность и одумается Саня, а вы потерпите, позавчера только с жен слезли, злоебучие вы мои. Так Сашке и сказал, мол отложили решение на несколько дней.

Но не стали они ждать несколько дней, под утро тихонько ушли в тайгу, послушал видно тогда Александр коллег, понял, что не достучится до наших душ со своими чувствами и принял решение, увести Аленку с глаз подальше. Ну, понятно, не как Адам и Ева ушли голышом, взяли и вещи, и палатку со спальниками, и продукты, и посуду, и топор, и даже небольшую двуручную пилу. Поискали мы их в округе, да бестолково, а до ближайшего жилья по прямой считай 300 км. будет, через тайгу. Подождал я еще сутки, да сообщил по рации о пропаже, без подробностей конечно. Просто – поссорились со мною, обиделись и ушли. Прилетал вертолет, покружил в окрестностях, сказал я летчикам тогда еще про пилу двуручную, что может Саня планировал до реки, ближайшей дойти, да плот сделать и на нем до жилья сплавляться и попросил еще над реками пролететь. Ничего… А мы даже направления не знаем, тут в подмосковных лесах, каждое лето десятки людей теряются, блуждают сутками, а там бескрайняя тайга…
Короче, сгинули они.

Работа дальше у нас совсем не заладилась, да еще расценки снизили задним числом, может из-за Чернобыля, случившегося в том году, может еще по каким причинам, но объект мы не доделали и уже в июле дома были. Бригада развалилась, видимо все подспудно свою вину, в произошедшем, чувствовали, и видеть друг друга не особо хотели, чтоб не бередить. Следователь нас один раз опросил и на этом всё. Я к Сашкиной матери несколько раз заходил, разговаривал, как мог успокаивал, да подкидывал денег и потом еще больше года звонил, теплилась у меня надежда, что объявится сынок. К Аленкиной тоже съездил, а ее оказывается еще в июне похоронили…

Дурак я старый, тогда не старый еще был, но все равно мудак. Не разглядел, не понял, не прочувствовал. Большим начальником себя возомнил, знатоком человеческих душ…
А недавно приходили они ко мне во сне, Сашка с Аленкой. Молодые, веселые, смеются…

АН отвернулся, издал какой-то звук, то ли вздох, то ли всхлип, махнул рукой и ушел по дорожке в темноту…

Все сразу дружно засобирались спать, даже традиционную крайнюю уже пить не стали, да мне и не хотелось тоже. Обычно после бани и выпитого засыпаю почти мгновенно, а тут сна нет ни в одном глазу, все эта история не дает покоя. Отчего-то вспомнился рассказ Чейза «Мертвая яхта», который читал чуть ли не тысячу лет назад, ну, а почему нет, с матерью сыну всегда можно договориться, что она будет говорить, может это и есть скрытый «happy end» для Сашкиной и Аленкиной «love story»? Непонятно правда зачем, очень маловероятно, но почему все-таки нет? Тогда необходимо думать и верить, что всё именно так и было, и до АН утром эту мысль донести. С тем и уснул.
А под утро у АН случился сильный гипертонический криз (первый раз в жизни) и его увезли на скорой в больницу.

Сейчас уже он выписался и дома, надо бы заехать, поговорить по душам, убедить в возможности и правильности моего варианта, чтобы успокоился уже старик…
Но все как-то не соберусь…

По материалам www.vysokovskiy.ru