Причем тут борщ когда такие дела на кухне

Здесь хорошо там, где нас нет. Здесь, где нас нет, творятся героические дела и живут удивительные люди. Здесь, где нас нет, растут невиданные урожаи и один за другого идет на смерть. Здесь, где нас нет, женщины любят один раз и летчики неимоверны. Как удался фестиваль, где нас не было. Как хороши рецепты блюд, которых мы не видели. Как точны станки, на которых мы не работаем. Как много делают для нас разные учреждения. А мы все не там. А мы в это время где-то не там находимся. Или они где-то не там нас ищут?

И выступают люди и рассказывают, как они обновляют, перестраивают, переносят, расширяют для удобства населения. Для удобства населению, население, населением – где ж это население. ниям. нием. И дико обидно, что все это где-то здесь. Вот же оно где-то совсем здесь. Ну вот же прямо в одном городе с нами такое творится – ночи не спишь, все выскакиваешь – где? Да вот же тут. Да вот тут, буквально.

Ведь модернизировали, подхватили, перестроились, внедрили новый коэффициент, включаешь – не работает. И медленно понимаешь, что нельзя, конечно, оценивать работу таких огромных коллективов по машинам, которые они клепают.

Ну собирают они автобус, ну это же неважно, что потом водитель на морозе собирает его опять. Что при торможении на ноги падают вентиляторы и рулевые колонки, что веником проведешь по двигателю – сметешь карбюратор, фильтр, головку блока. И после всех улучшений она тупее любого водителя, ибо он успевает реагировать на уличное движение, она – никак, хоть ты тресни. Конечно, лучше такую машину отдавать в мешке. Кому надо, тот соберет, потому что не в машине суть, а в интереснейших делах. Гораздо важнее, что творится внутри предприятия, будь то театр, автозавод или пароход.

Смешно подходить к театру с точки зрения зрителя. На спектакли не ходят – от скуки челюсть выскакивает. А то, что режиссер непрерывно ищет и ставит, ставит и ищет? Театр первым отрапортовал о подготовке к зиме, ни одного актера, не занятого в спектакле. При чем тут пустой зал? Тогда получается, что театр – для зрителя, поезд – для пассажиров, а завод – для покупателя?! Такой огромный завод – для покупателя? Нет! Это для всеобщей занятости.

Пароход – для команды, паровоз – для машиниста, столовая – для поваров, театр – для актеров, магазин – для продавцов, литература – для писателей! Нет и не может быть выхода из этих предприятий – настолько увлекательный процесс внутри. Смешно ждать снаружи чего-либо интересного. Схватил у самого передового коллектива пылесос – он не работает, потому что не он главный. При чем тут борщ, когда такие дела на кухне?!

Приходят на завод тысячи людей – строят себе базу отдыха, открывают новую столовую, озеленяют территорию, получают к празднику заказы. Что главное – занять эти тысячи работой или дать тем тысячам пылесосы, без которых они жили и живут?!

Стучит в море пустой пароход, дымит по улице пустой грузовик, стоит в городе пустой магазин, а вокруг кипит жизнь, люди поддерживают друг друга, выступают на собраниях, выручают, помогают в работе, знающий обучает отстающего, пожилой передает молодым, бригада избавляется от пьяницы, непрерывно улучшается и совершенствуется станочный парк, и научные исследования удовлетворяют самым высоким требованиям. А включаешь – не работает. И не надо включать. Не для вас это все. Не для того – чтоб включали, для того – чтоб делали.

Где надо, работает, там потребитель главный. А где не надо, там процесс важнее результата; процесс – это жизнь, результат – это смерть. А попробуй только по результату. Это куда ж пойдут тысячи, сотни тысяч? Они пойдут в покупатели. Нет уж, пусть лучше будут производителями, пусть знают, чего от себя ожидать.

Смешно оценивать ТВ по передачам, больницы – по вылеченным. Конечно, мы по количеству врачей обогнали всех, теперь бы отстать по количеству больных, но тогда пропадает смысл работы коллектива, загружающего самого себя. Тогда о нашей работе надо спрашивать совершенно посторонних. А разве они знают, что мы сэкономили, что отпраздновали, кого вселили, кого уволили? Что расскажет изделие о жизни коллектива? Что будет в новостях, которых так жадно ждет население: пущена вторая очередь, задута третья домна, пущен первый карьер, дал ток третий агрегат. Кто знает, сколько их там, когда начнут, когда закончат?

Читайте также:  Очнулась уже сидя возле холодильника когда заедала шоколадку борщом

Определенность – это неисправимо, а неопределенность – это жизнь. Развернулись работы по озеленению. Не для озеленения эти работы. Пылесос работает? Нет! Один бит информации. А как сегодня дела у коллектива пылесосного завода, как с утра собираются люди, как в обед приезжают артисты, как между сменами торгует автолавка, как психологи помогают начальникам цехов, как дублеры работают директорами – миллионы битов, пьес, романов.

Пылесос – для одного, пылесосный завод – для тысяч. Потому так замолкают люди, собравшиеся в пароход, завод, в институт. Дадут одно поршневое кольцо, и сидят пятьсот или шестьсот под надписью: «поршневое кольцо», «гибкие системы», «топливная аппаратура». Огромная внутренняя жизнь, хоть и без видимого результата, но с огромными новостями, так радующими сидящих тут же, этакое состояние запора при бурной работе организма.

А машину как-нибудь дома соберем, квартиру достроим, платье перешьем, трактор придумаем, самолет в квартире склепаем и покажем в самой острой передаче под девизом: «Один может то, чего все не могут».

По материалам odesskiy.com

Разместите баннер у себя на сайте или в блоге:

Аймадин Мустафа. Libya Herald (ПНС-МИ6-ЦРУ)
Триполи, 19 августа 2015:

Лига арабских государств призывает ливийцев «поддержать диалог ООН» и одобрила «помощь отдельных арабских государств в борьбе против ИГИЛ»

На экстренном заседании в Каире сегодня, Лига арабских государств разрешила арабским государствам оказывать поддержку «правительству» в Байде «для борьбы с терроризмом». Она заявила, что «они могут индивидуально или коллективно предоставить любую помощь по мере необходимости».


Заседание Лиги арабских государств в Каире (Фото: Социальные медиа)

Заседание созвано по требованию «Ливии» после кровавого подавления восстания ИГИЛ на прошлой неделе в Сирте.

Сегодняшнее решение, однако, дало значительно меньше того, что хотело «ливийское» «правительство». Оно призывало Лигу разрешить арабским государствам, начать воздушные удары против Исламского государства в Сирте.

«Ливийская авиация не способна проводить воздушные удары по ИГИЛ в Сирте», — сказал министр иностранных дел Мухаммед ад-Дайри сегодня, призывая послов поддержать призыв «правительства».

В дипломатически сбалансированном заявлении Лига призвала ливийцев также вести «политический процесс диалога» и «побыстрее создать правительство национального единства».

Подчёркивая «необходимость отстаивать суверенитет Ливии, единство и территориальную целостность» и «защитить ливийских граждан», Лига также заявила, что «международные сообщники должны помочь Ливии в борьбе». В этом видно отражение того факта, что существуют разногласия между арабскими государствами по вопросу Ливии. Лига добавила, что «срочная» арабская стратегия «военной поддержки Ливии в борьбе против ИГИЛ» «нуждается в разработке».

Хотя Египет, Иордания и ОАЭ решительно поддерживают предоставление военной помощи Ливии, Алжир выступил против любого внешнего вмешательства и за то, что «решение должно быть принято в рамках диалога для создания правительства национального единства», – позиция, также занятая Катаром.

Со своей стороны, незаконный ВНК послал письмо в Лигу арабских государств вчера ночью, предупреждая, что «без одобрения ВНК и „правительства спасения” любое решение по одобрению военных действий в Ливии внешними силами будет означать конец процесс диалога».

Прим. пер.: Решение ЛАГ продемонстрировало текущую ситуацию: Саудовская Аравия занята своими проблемами в Йемене и Сирии, остальные заливники ей подмахивают. Алжир считает, что пусть исламисты убьются друг об друга, а неисламисты им в этом помогут, так оно Алжиру спокойнее. Катар с Лондоном и пиндостаном на стороне ихванов и ИГИЛ, ведущих «странную войну», но напрямую подставляться не хочет, несмотря на крышу пиндостана, а уж тем более, бомбить ИГИЛ, который и пиндосы уже «бомбить» перестали. Египет, формально поддержав Саудитов в Йемене, занят своими ихванами и примкнувшими к ним Аль-Каиде с ИГИЛ, предпочитая бомбить их а Ливии, а не в своих городах. ОАЕ поддерживает зинтанцев (и Байду) ожидая возврата денег, потраченных (по совету друзей демократии) на уничтожение Джамахирии.
Все заняты делом, включая Хафтара, долетевшего до Пакистана в поисках денег и оружия. «Теневой ОПЕК», (ой, Турция с международными нефтетрейдерами) ждёт-не дождётся поставок дармовой нефти ИГИЛ из Сирта.

«Миссия ООН» с тревогой смотрит, как «международно признанное» и «международно непризнанное» «правительства» вертятся под ногами, мешая «историческому успеху дипломатии».

Подобное решение протащила Саудовская Аравия в ЛАГ год назад. Но оно не повлияло ни на эмбарго ООН, ни на позиции Турции и Катара.

Читайте также:  Борщ с мясом и фасолью в мультиварке рецепты

Не для того так тщательно размешивается «хаос», чтобы его сдуру разрушила ЛАГ по требованию «международно признанного» «правительства» неизвестно чего.

По материалам za-kaddafi.org

Приготовление пищи сродни колдовству. Хорошее настроение, доброжелательность важны не менее, чем мастерство и качественные продукты. Нервный повар так же профнепригоден, как и врач с трясущимися руками. Кстати, дальше речь и пойдет о враче и поварах.

В редакцию «Карельской Губернiи» обратились работники пищеблока городской больницы скорой помощи. Доведенные до отчаяния женщины просили разобраться и помочь в сложившейся ненормальной ситуации.

Пищеблок – это, собственно, и есть кухня, на которой готовят для пациентов. Кто лежал в больнице в качестве рядового пациента, тот в курсе, какого уровня питание может предложить это учреждение. Пищеблок городской больницы производит грустное впечатление. Что называется – чистенько, но бедненько. Старая сантехника и мебель, отработавшие свое котлы. Душно.

В день на питание одного пациента в БСМП полагается от 27 до 30 рублей. В прошлом году эта сумма сокращалась до 17 рублей. Понятно, что за такие деньги разносолов не подадут. Нужно очень постараться сделать диетменю качественным и разнообразным. Эта, как и любая другая, работа может быть выполнена, когда созданы более-менее подходящие условия. Но.

Почти два года назад больницу возглавил новый главврач, Владимир Александрович Петров. С этого времени у поваров, как говорится, началась совсем другая жизнь.

«Проблем с прежним главврачом Геннадием Масликовым у нас не было вообще. А Владимир Алек-сандрович за два года не удосужился познакомиться с коллективом пищеблока. А попасть к нему на прием все равно, что к министру по записи! Меню-раскладку – финансовый документ, между прочим, – до сих пор подписывает его заместитель. Хотя в нем черным по белому напечатано: подпись должна быть главврача. «За все это время он поднялся к нам всего несколько раз. Даже не спросил, что нам нужно!» — хором рассказывают повара. А нужно, даже жизненно необходимо, многое. В пищеблоке не работает вытяжка, нет хорошей вентиляции. Повара работают в страшной духоте, а в жаркие дни она становится просто нечеловеческой!

«Я давно просила — купите нам хотя бы два вентилятора, потому что летом мы здесь все умираем, – рассказывает исполняющая обязанности шеф-повара Раиса Рогованова. — Прошел год – ни вентиляторов, ни вытяжки. Душевых тоже нет, хотя по санитарным нормам положено. Уходим отсюда задыхающиеся, от нас несет гарью, дымом. А оборудование? Суповые котлы текут, им больше 10 лет. Я писала рапорт, по нему приходил механик, посмотрел и сказал, что отремонтировать их нельзя, нужно заменить. Об этом же администрация должна заботиться!»

Больница, рассчитанная некогда на 300 человек, обслуживает сейчас около 500. На работе пищеблока этот перебор не мог не сказаться: площади кухни не рассчитаны на обслуживание такого количества пациентов.

«Но у нас еще и отбирают площади! Причем делают это без каких-либо объяснений с коллективом, — возмущается Раиса Павловна. — У нас была диеткомната. Мы сами ее отремонтировали, своими средствами и силами. Теперь администрация отобрала ее под молельную. А ведь через диеткомнату в пищеблок приходил бухгалтер, все обсчитывал, из отделения приходили медсестры, приносили порционники – расчетные листы, где указано количество столов, больных. Теперь все они заходят к нам через кухню. Это противоречит всем санитарным нормам! Удивляюсь, как к нам еще санэпидстанция не пожаловала!»

Своими силами собран и имеющийся в пищеблоке интерьер: работники просто привезли сюда старую, но в хорошем состоянии мебель, которая еще может послужить, – столы, стулья, шкафчики. Спецодежда у поваров тоже куплена на свои деньги.

«С осени начали одевать всю больницу. Даже санитаркам и лифтерам выдали специальные костюмы, халаты. До нас очередь так и не дошла», — рассказывает повар Галина Картавенко.

«А зарплата! Вот в мае у нас повар Галина Петровна Картавенко работала на две ставки, без выходных – люди болели, уходили в отпуск. Она получила в итоге с 15-процентной надбавкой всего лишь три тысячи! — возмущается Раиса Павловна. — Повара со второго по четвертый разряд получают от двух с половиной до трех с половиной тысяч. Если мы не вынесем всего этого издевательства и уйдем всем коллективом, то здесь же некому будет работать: люди приходят, узнают, какая зарплата, и говорят: «Извините, мы поищем другое место!»

Читайте также:  Как приготовить борщ красный чтобы был не сладкий

Уже ушли диетврач, диетсестра, бывший шеф-повар, который проработал здесь 18 лет и фактически поднял пищеблок.

О продуктах – отдельный разговор. Поставщики постоянно меняются. И качество поставляемых продуктов зачастую оставляет желать лучшего. То сыр крошится, а не режется, то яйца испорченные, то крупа страшная, больше похожая на испорченную муку.

«Администрация заключает договоры на поставку продуктов, кладовщик лишь получает. Все, что он может, — завернуть некачественный продукт, — рассказывает Раиса Рогованова. — Меня приглашают, когда приходит машина. Я смотрю: качественный продукт или нет. Одна фирма мясо нам поставляла из Гатчины… Мясо такое, что возвращать пришлось 150 кг, оно было попросту гнилое. Слава Богу, мы возмутились — прекратили вроде поставки оттуда. Сейчас новые поставщики, причем наши, петрозаводские. Непонятно – зачем с иногородними фирмами нужно было договариваться?»

Сам главврач Владимир Петров не считает, что у сотрудников пищеблока есть основания возмущаться и переживать. Площадей, говорит, у пищеблока достаточно. Захожу, говорит, на больничную кухню столько, сколько положено (вопреки утверждениям всего коллектива! — Прим. автора), меню-раскладку подписываю. Правда, подписанных бумаг не показал.

И еще: «За последнее время многое сделано: проведен холодный трубопровод, сейчас в пищеблоке есть холодная вода, ее не было несколько лет, во многих стояках она не текла. Решается вопрос по поводу вентиляции, составлена проектно-сметная документация. Цена вопроса – 47 тысяч рублей, работа запланирована на этот месяц».

Разговор этот шел в начале июня, в двадцатых числах ни о какой вентиляции никто в пищеблоке и не слыхивал.

Женщины возмущены, что к их нуждам руководство больницы не прислушивается, с ними попросту не общаются. «А недавно мы в одной из газет вообще прочитали, как на планерке в администрации наш главврач заявил, что плохое питание в БСМП – следствие неквалифицированной работы поваров пищеблока. Притом, что люди у нас работают по 10-15 лет. И, кстати, сам Владимир Александрович за два года работы ни разу не отправил ни одну из нас на повышение квалификации», — говорят повара.

В отсутствие полноценного общения с руководством коллектив вынужден питаться слухами и домыслами. Один из них – о том, что администрация БСМП готова передать пищеблок в руки «Петропита». Главврач такие намерения отрицает:

«Есть опыт организации работы питания пациентов по системе сторонней организации в Мурманской БСМП. Туда выезжали работники «Петропита». Все. Никаких решений по этому поводу я не принимал. Есть намерения подумать о том, может, такую систему попробовать в нашей больнице», – не без лукавства заявил Владимир Александрович.

Не без лукавства – потому что в Комитет по вопросам здравоохранения, экологии и социальной защиты от руководства больницы еще в марте направлена справка об организации питания больных в БСМП. В ней как раз детально оговариваются все подробности возможного взаимодействия БСМП и «Петропита»: передача помещений в пользование «сторонней организации», организация закупки продуктов и приготовления пищи, расходы по техническому обслуживанию и ремонту инвентаря и прочее. В частности, в ней говорится: «Персонал пищеблока и склада переходит в штат «Петропита», который самостоятельно определяет его дальнейшую численность».

Решить проблему питания пациентов БСМП посредством этой самой сторонней организации – дело, может быть, и перспективное. Но как можно обсуждать детали, когда до сих пор не был объявлен, как положено по закону, конкурс на передачу пищеблока муниципальной больницы в ведение коммерческой организации? Ведь у горожан может возникнуть подозрение, что здесь имеются признаки коррупции. Закон обязывает подобные вещи делать только по конкурсу. Что, «Петропит» известен своими прекрасными обедами? Тогда почему многие депутаты Петросовета, после того как в мэрии оставили только одну кормящую организацию – «Петропит», стремятся выехать на обед куда-то в город, не толпятся, как прежде, в буфете городской администрации?

Впрочем, руководитель Комитета по вопросам здравоохранения Олег Лексунов заверил редакцию, что в течение лета конкурс будет объявлен и его условия разместят в СМИ. О чем мы и сообщили работникам пищеблока: пусть они, если не от родного начальства, так хоть через газету узнают о намерениях своего руководства. Наша же газета будет следить за развитием событий.

По материалам rep.ru